Skip to Content

ФЕЛИКС ВИБЕ. СВИДЕТЕЛЬ ВРЕМЕНИ

…Не стало Феликса Ивановича Вибе — замечательного писателя, относившегося к науке и ученым с огромным уважением. Человека редких обаяния и мудрости, общение с которым и для ученых, и для всех, кто его знал, было большой радостью и подлинной ценностью. Ушел он в 85 лет — судьба отпустила ему долгую, плодотворную жизнь. Но для нас, продолжающих жить, каждая потеря несвоевременна, а тем более — такая. Когда отчетливо понимаешь, что из атмосферы вокруг исчезло нечто очень важное и невосполнимое, и только память теперь может прикрыть эту брешь. Главная же память о писателе, журналисте — его книги и статьи. Последние десять с лишним лет Вибе работал в журнале УрО РАН «Наука. Общество. Человек», читатели которого наверняка запомнили его яркие очерки, рецензии, полемические заметки не только на научные, но и на общекультурные, общечеловеческие темы. Он горячо переживал за судьбу Академии наук, вносил посильный вклад в сохранение ее традиций. Но так вышло, что прекращение регулярного выпуска журнала, связанное с реформой РАН, совпало с уходом Феликса Ивановича. Хотелось бы верить в случайность такого совпадения…
Кроме всего прочего, некоторое время назад Феликс Иванович — трудолюбивый Феликс, как стали называть его после выхода книги о Владимире Грум-Гржимайло, удостоенной премии губернатора Свердловской области, — написал короткое и емкое эссе о своем творческом пути, последние слова которого вполне можно считать завещанием мастера всем, кто имеет отношение к творчеству, и не только им. Вот этот текст. 
Андрей ПОНИЗОВКИН
«НЕ В УНИЖЕНЬЕ ЛЮДЯМ»
Самой интересной книгой, которую я написал, считаю «Повесть о трудолюбивом Груме». В 2000 году она вышла вторым изданием, мною исправленным и дополненным. Это — биография замечательного русского металлурга Владимира Ефимовича Грум-Гржимайло (1864–1928). Изучая во всех подробностях каждый этап этой жизни, я ни разу не испытал разочарования и полностью, как и многие его современники, попал под обаяние личности великого Ученого, Человека и Гражданина. Имя металлурга с мировой известностью у себя на родине было предано насильственному забвению только за то, что он позволил себе в письме в тогдашнее правительство (1928 год) высказать мысль, что «большевики не желают признавать недостатки принятой ими системы хозяйствования» и «валят с больной головы на здоровую», объявляя врагами техническую интеллигенцию («Шахтинское дело» — начало политических репрессий). Слова правды при кривом государственном строе оказались не только никому не нужными, но и наказуемыми. Только время возвращает России ее национального гения...
В книге о Груме, как называли Владимира Ефимовича друзья и многочисленные знакомые, нет ни грана многословной беллетристики (если употребить это слово в смысле легкого чтения), она полностью документальна, и каждый эпизод в ней основан на многократно проверенных фактах. Значительную часть ее составляют письма, статьи, записки и воспоминания самого металлурга.
Работая над «Повестью о трудолюбивом Груме», я окончательно утвердился в приверженности жанру исследования и восстановления истины в противоположность беллетристическим жанрам с «вымыслом и домыслом». Я убедился, что правда жизни может быть интереснее самой изощренной фантазии, а книги современной «выдуманной» литературы кажутся мне скучными и подчас даже ненужными. Сто лет назад Лев Николаевич Толстой предвидел, что со временем писатели откажутся от сочинения вымышленной любви друг к другу вымышленных героев, а просто станут записывать то, свидетелями чего они сами были. Мне кажется, что это время уже наступило, что таков итог развития литературы, и документализм — главное поле деятельности человека пишущего. В этом мой оптимизм: никакой интернет не съест написанные слова правды и никакие горы сексуальной или детективной макулатуры их не похоронят...
Несколько слов о других моих книгах. По ходу одного из своих юбилеев я позволил себе публичное высказывание, что «прожил жизнь юмористом». И это не пустые слова, это — другая моя ипостась. Может быть, даже главная.
В пятидесятых годах миновавшего 20-го столетия у нас в Уральском государственном университете, где я учился, существовала так называемая «Живая газета». Это были концерты художественной самодеятельности, сопровождаемые конферансом и юмористическими сценками. Одна из написанных мною сценок называлась «Литературная консультация» и пародировала поэта-графомана, зациклившегося на стихах:
На горушке на горе,
На дворушке на дворе
Расцвела ромашка белая
И стоит незагорелая...
Литконсультант некоей редакции предлагал поэту сделать свое произведение более актуальным, и тот тут же сочинял десятки вариантов той же самой незагорелой ромашки. А времена были как раз беспощадной борьбы партии с безыдейностью в литературе. Университетский народ смеялся (роль поэта исполнял Валерий Усков, впоследствии известный кинорежиссер и носитель всяческих званий), и мы проснулись знаменитыми.
Годы серьезной журналистики в газетах, на радио и телевидении нисколько не гасили моего неизменного желания так или иначе подшутить над моими более серьезными современниками, самоотверженно строившими социализм, хотя в эпоху потрясающих успехов этого самого социализма смех считался чем-то подозрительным и «не нашим» («у нас недостатки, а ему смешно»). В итоге этой поперечности моего характера появились изданные в Свердловске — Екатеринбурге несколько книжек юмористических рассказов. «Футбол в лесу» (1992 год) можно считать моим избранным юмором. Две книжки были изданы в Москве в «Библиотеке Крокодила».
Более двадцати лет я редактировал отдел сатиры и юмора в журнале «Урал», стараясь всячески распространять веселые жанры в восьми уральских областях и республиках. Был составителем и редактором коллективных сборников «Урал улыбается» и «Свердловск улыбается». Двадцать лет ежегодно к Дню смеха ездил в Челябинск, где принимал участие в фестивале юмора на ЧТЗ, вплоть до того, как знаменитый завод продали на корню неизвестно кому. Но и после этого, после бредовых реформ Ельцина — Гайдара — Чубайса, фестиваль юмора и сатиры там продолжается...
Кроме упомянутой выше «Повести о трудолюбивом Груме», «серьезная» часть моей натуры выразилась в книжке путевых очерков «Самый красивый Урал» (1983 год, совместно с М. Заплатиным) и в книжке рассказов на документальной основе «Здравствуйте, маэстро!» (1995 год).
В последнее время я работаю над повестью «Формула сгорания», которая опять-таки стопроцентно документальна и посвящена моему отцу Ивану Ивановичу Вибе, профессору и доктору технических наук, предложившему известный теперь во всем мире метод расчета двигателей внутреннего сгорания. История этого открытия, как и, собственно, любая не впустую прожитая жизнь, достаточно драматична (книга вышла в свет в Екатеринбурге в Уральском литературном агентстве в 2002 году — ред.)
Считаю, что в любые времена пишущему человеку не к лицу распространять на подведомственной ему и его творчеству территории чернуху или сексуальные изыски ради продажности-продаваемости своих книг. Достойно независимое и гордое поведение под девизом Поля Элюара: «Ни жизнь, ни смерть моя не в униженье людям...»
 
Год: 
2014
Месяц: 
август
Номер выпуска: 
15
Абсолютный номер: 
1103
Изменено 29.08.2014 - 13:14


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
popov@prm.uran.ru +7(343)374-54-40