Skip to Content

ТЕРРИТОРИЯ ДЕЛА И МИРА

26–31 мая в Оренбурге на базе Института степи УрО РАН прошли международный Степной форум Русского географического общества и одновременно VII международный симпозиум «Степи Северной Евразии». На сопровождавшемся фотовыставкой открытии в зале на седьмом этаже здания научной библиотеки здешнего госуниверситета (главной в Оренбуржье и одной из крупнейших в стране как архитектурно, так и содержательно) буквально яблоку было упасть негде. Открыл форум директор ИС, член-корреспондент Академии, вице-президент РГО, глава уникальной оренбургской школы степеведения и ее «мотор» Александр Чибилев. Губернатор области Юрий Берг отметил роль Оренбурга как столицы степного края и обещал всемерную поддержку подвижникам его изучения и сохранения. Приветствие лидера Русского географического общества, министра обороны РФ Сергея Шойгу с пожеланием достойно продолжать славные традиции великих исследователей Евразии озвучил первый вице-президент РГО, Почетный полярник России, член корреспондент РАН Артур Чилингаров. Героя СССР и РФ в университете встретили восторженно, некоторые студенты признавались, что он — кумир их детства, а сам Артур Николаевич в одном из интервью полушутя заметил, что после такого приема будет думать, не сменить ли ему вектор исследований с полярного на степной. Ректор ОГУ профессор Владимир Ковалевский выразил уверенность, что форум послужит установлению новых научных связей и дружеских контактов ученых разных стран, в чем однозначно не ошибся.

Цифры, история и тенденции
Прежде чем перейти к рассказу о содержании форума — статистика: всего на него собралось около 300 ученых из 8 стран. Это Дания, Германия, Венгрия, Сербия, Украина, Казахстан, Азербайджан. Россию представляли 24 региона. Материалы поступили из 12 государств, включая Польшу, Молдову, Монголию, впервые — США, и 42 регионов России. Немудрено, что изданный сборник этих материалов включил около тысячи страниц, и даже разгорелась дискуссия: надо ли впредь издавать столь весомый том или достаточно ограничиться электронной версией (она полностью выставлена на сайте ИС). Пока решено сохранить и то, и другое. Насыщенной была живая программа: всего прозвучало 83 доклада, в том числе 15 — на пленарных заседаниях. Интенсивная работа шла на 4 тематических секциях и двух круглых столах. Естественно, в газетном обзоре невозможно охватить весь массив представленной информации, поэтому постараемся сосредоточиться на центральных темах и полученных впечатлениях. Но сначала — немного предыстории, а также некоторые оценки и «векторы» из уст постоянного участника симпозиума, профессора, доктора географических наук, заместителя директора Института географии РАН Аркадия Тишкова (Москва):
— «Степные» симпозиумы, проводящиеся в Оренбурге с 1997-го раз в три года, а ныне, с активным включением в число организаторов Русского географического общества — Степной форум, отличаются рядом особенностей. Прежде всего, тем, что собираются они Институтом степи, учреждением уникальным не только для нашей академической науки, но и для всех, кто неравнодушен к сохранению природы. Специалисты знают, что первый Степной институт в СССР был создан в 1930 году одним из пионеров советской экологии Владимиром Станчинским на Украине в заповеднике Аскания-Нова. Но вскоре Станчинский, как и многие члены его команды, попав под кампанию борьбы с учеными-вредителями, был репрессирован. Команда, планировавшая систематически изучать степь, издавать научный экологический журнал, распалась, так и не успев ничего сделать коллективно, а идея на много лет «повисла в воздухе». И вот в 1996 году, прежде всего благодаря усилиям А.А. Чибилева, поддержанным Российской академией наук, она получила новое воплощение в Оренбурге. А уже на следующий год здесь прошел первый симпозиум, замысел которого был до простого понятен. Предполагалось собрать единомышленников, изучающих один географический объект, объединенных определенной идеологией, а именно, пониманием того, что, с одной стороны, степь — биом (совокупность экосистем одной природно-климатической зоныРед.) исчезающий, очень сильно трансформированный, особенно в его европейской части, испытывающий мощнейшее негативное антропогенное воздействие, а с другой — то, что именно он в экономическом плане дает стране гораздо больше других биомов, даже арктического, связанного с добычей нефти и газа. Ведь если посмотреть общий баланс экономики и демографии России, то именно в степной зоне проживает значительная часть нашего населения, здесь главная аграрная житница, крупнейшие промышленные предприятия. И этот дисбаланс между значением биома в жизни страны и отношением к охране его природы — проблема, требующая постоянных поисков разрешения. Симпозиум стал своеобразным центром таких поисков, платформой для обмена мнениями и выработки решений. Внимание к нему росло год от года, авторитет креп, в том числе за рубежом, и нынешний форум — новый этап этого уже вoсемнадцатилетнего пути. В Оренбурге собралось максимальное количество специалистов, представляющих не только почти все направления степеведения, но и практики — природоохранной, природопользовательской, управленческой. Теперь уже нет оснований обвинить нас в оторванности от жизни и «чрезмерной фундаментальности». Интересно, что именно сейчас впервые на международной карте участия появились ученые США, изучающие прерии. И впервые количество приглашенных участников превысило число «местных» оренбургских, причем москвичей собралось больше, чем «своих», что тоже симптоматично: идет серьезнейший отбор, и окончательно исчезает (если он был) налет «провинциализма». Возникают новые формы работы: круглые столы с деловой игрой, элементами авторитетной экспертизы идей, проектов, позволяющие из огромного числа представленных материалов концентрированно выделить приоритеты в сохранении, изучении и управлении природопользованием степной зоны. Важнейшими из приоритетов является уточнение терминологии, определение роли территориальной охраны степей или выделения особо охраняемых природных территорий, изучение вопросов, связанных с применением экологически чистых аграрных технологий, уменьшающих нагрузку на естественную степь. Последней теме на нынешнем форуме уделяется особое внимание. Наконец, оказалось, что крайне актуально обсуждение места и роли сохранения степного биома в международных природоохранных соглашениях.
В целом можно четко определить: наш симпозиум, а ныне форум — это не рутина, это прогресс. Каждый шаг здесь — это новое знание, новое действие, новые люди. И профессиональное братство, сложившееся вокруг Института степи, симпозиума, все больше сплачивается. Всего в нашей стране около пятисот специалистов разных направлений, серьезно изучающих степь. Больше половины из них съезжаются сюда. Мы уже собрали сведения практически обо всех исследователях степи и надеемся к концу года издать справочник «Кто есть кто в степеведении». И это тоже очень важно. Потому что нередко ботаники знают ботаников, зоологи — зоологов, почвоведы — почвоведов, представить же полную картину массива исследователей, занятых разными сегментами одного дела, не так просто. К тому же появились новые специальности в области степеведения. Все серьезнее обращают внимание на степь историки, археологи, геологи, медики. Образуется целый мультидисциплинарный «синклит», позволяющий решать те или иные «степные» вопросы с помощью все более разнообразных знаний, методик, подходов. И форум превращается в настоящую диспетчерскую этого синклита.

О недооцененном мегарегионе и борьбе
с опустыниванием

Первый пленарный доклад о проблемах идентификации и сохранения ключевых ландшафтных территорий мегарегиона «Степная Евразия» представил А. Чибилев. Из обзора экспедиций Института степи по различным программам, грантам РФФИ, РГО за последние годы (экспедиционные маршруты насчитывают сотни тысяч километров; о большинстве из них наша газета рассказывала) стало ясно, что с идентификацией дела обстоят более-менее, хотя здесь работы предстоит немало: объехав, обоплыв, обойдя огромную территорию от Венгрии до Монголии, обретя огромное количество коллег, партнеров и просто друзей, оренбургские ученые поставили множество вопросов, ответить на которые еще предстоит. С сохранением сложней: где-то ключевые ландшафты уже изменены безвозвратно, в других местах они требуют спасения. И в этом смысле оренбуржцы — на позициях пионеров, по крайней мере в нашей стране и ближних окрестностях. Неслучайно совсем незадолго до симпозиума, 23 мая в Сочи Институту степи УрО РАН и Оренбургскому отделению РГО вручили национальную премию «Хрустальный компас» за лучший региональный проект, направленный на создание непрерывной сети объектов природно-заповедного фонда Оренбургской области, прилегающих районов Южного Урала и Западного Казахстана. Компас стоял в зале рядом с докладчиком, как бы подтверждая правильность предложенного им курса на продолжение исследований.
А.Чибилёв в своем докладе представил новый взгляд на понятие «Степная Евразия» как трансконтинентальное историко-географическое пространство — мегарегион, охватывающий не только степную ландшафтную зону, но и примыкающие к ней лесостепь и полупустыню. Участникам форума был представлен проект создания международного трансконтинентального пояса непрерывной охраны природного разнообразия от его западных (Австрия, Сербия, Венгрия) до восточных (Китай, Монголия) рубежей.
Следующий доклад профессора Аркадия Тишкова, уже по названию проблемный — «Возможно ли устойчивое развитие степных регионов при сохранении тренда неустойчивого природопользования?» — в основном был посвящен степи как категории экономической. Из него выяснилось, что наши экономисты — как теоретики, так и практики — понятие «степь» едва ли не игнорируют. В их лексиконе есть тайга, тундра, океанические шельфы, «степная» же тема явно недополучает внимания от властей, что особенно странно в условиях экономического кризиса и антироссийских санкций. И увы, на современном этапе развития аграрного производства в России в регионах степной зоны перспективы перехода к устойчивому развитию крайне низки: идет некомпенсируемое истощение почв, растет эмиссия углерода, запасы которого именно в степных почвах (черноземах) огромны (чем стране не удалось эффективно воспользоваться при выполнении завершившегося первого этапа Киотского протокола и что может стать хорошим козырем в осуществлении следующего этапа его реализации, если Россия станет участником следующего аналогичного соглашения).
Аркадий Александрович показал возможные пути приближения к устойчивому развитию степных черноземных областей и еще раз подчеркнул: именно они определяют будущее страны, а не перманентно «экологически актуальные» арктические регионы при всей их нефтеносности.
Агроэкологии, потенциале заброшенных земель Казахстана, борьбе c пыльными бурями в Кулунде (Алтайский край), многому другому посвятили свои сообщения представители интернациональных коллективов исследователей, и каждое из них — тема для отдельной публикации.
Большой интерес вызвал доклад зав. кафедрой эрозии и охраны почв МГУ доктора наук Германа Куста о стратегии природопользования в засушливых и аридных (то есть с «пустынным» климатом) регионах, или о противостоянии опустыниванию, о котором довольно много говорят, но мало кто даже из специалистов понимает, о чем речь конкретно. Тогда как процесс этот несет угрозу в том числе и политическую. Докладчик напомнил: там, где земля деградирует, происходит наибольшее количество войн и других конфликтов. Оказывается, Россия еще в 2003 году ратифицировала конвенцию ООН о борьбе с опустыниванием, но, к сожалению, этот документ для нас во многом остается только документом — еще и потому, что наше научное сообщество до сих пор не выработало по данному вопросу общего языка с международным. Герман Станиславович рассказал о терминологических неточностях (в частности, о том, что модное словосочетание «устойчивое землепользование» широко используется как политический лозунг, научное же его наполнение крайне условно), представил концепцию нейтральной деградации земель (то есть деградации без потерь) и дал ей свое определение. На эту же тему прошла большая дискуссия с деловой игрой на одном из двух «круглых столов», которая, по мнению участников, подняла разговор на новый уровень и приблизила возможность полноправного участия россиян в принятии очередных решений Генассамблеи ООН по животрепещущей проблеме опустынивания. Но для этого нужен единый координационный центр и национальный план действий.

Заповедный мотив
на фоне войны

Самым острым, насыщенным реальным содержанием получился второй «круглый стол», посвященный проблемам заповедного дела в России, конкретно в степных евразийских регионах, и совмещенный с заседанием постоянной Природоохранительной комиссии Русского географического общества. Как напомнили ее председатель А. Чибилев и заместитель председателя А. Тишков, впервые такая комиссия была создана при обществе еще в 1912 году, и именно она заложила основы заповедной системы страны, сохранения объектов ее природного наследия. Через школу организованных тогда заповедников прошли все наши выдающиеся исследователи природы. Потом деятельность комиссии прекратилась, а ровно через сто лет, в 2012-м и именно в Оренбурге на расширенном заседании большого Ученого совета РГО она была воссоздана, чтобы способствовать взаимодействию власти со всеми, кто занят заповедным и смежными с ним делами. Сейчас в комиссию входят 37 членов, трудятся они на общественных началах, но работы прорва: ежемесячно им поступает от тридцати до сорока разнообразных писем «с мест», и каждое нуждается в рассмотрении. Ведь спорных вопросов в этой тонкой сфере великое множество. Например, Минприроды России настаивает, чтобы все заповедники зарабатывали деньги: организовывали тропы туристов, привлекали посетителей. Но даже со стороны не очень понятно, как можно сочетать, допустим, охрану тигров с массовым туризмом? Тут нужна ясная грань, что — разрешать, что — категорически запрещать, чтобы не только туристы были довольны, но и тигры целы. Грани эти различны для трех десятков существующих в мире видов особо охраняемых территорий (ООПТ), у нас же пока де факто только семь. Причем на степные ООПТ пока приходится меньше одного процента, что несправедливо ни географически, ни по сути. Эта и многие другие проблемы требуют не только обсуждений, согласований, научных обоснований, но нередко упорной, самоотверженной и небезопасной борьбы.
Яркий пример такой борьбы — ситуация вокруг Бузулукского бора, уникального лесного массива на песчаных дюнах посреди Оренбургской степи, десятилетиями привлекающего пристальное внимание с одной стороны ученых-природоведов, с другой — акул бизнеса, поскольку лес стоит буквально на нефти. И десятилетиями первые бьются за его сохранность, вторые — за свою прибыль, а следовательно, его разорение (об этой истории написано немало книг, статей, в том числе автором данного обзора, их легко найти в Интернете). Чибилев и Институт степи, разумеется, в числе первых, и именно они в 2007 году добились присвоения бору статуса национального парка, сильно умерившего «нефтяные» аппетиты. Но теперь над парком вновь нависла угроза: «черное золото» там разрешено добывать вновь, на добычу объявлен тендер, и он уже выигран известной компанией. Правда, нефтяники утверждают, что добывать будут «абсолютно чисто», без всякого урона для природы. Но Чибилев и его сторонники убеждены: начнут бурить — бору конец. И сейчас они настаивают на проведении международной экологической экспертизы методов добычи, без которой результаты тендера — блеф. Не случайно в дни форума у стен университетской библиотеки прошел пикет под лозунгом «Спасем Бузулукский бор!», а на круглом столе была выражена надежда, что сделать это удастся.
О достижениях и проблемах охраняемых территорий подробно говорили представители Казахстана (где совсем недавно случилась настоящая трагедия — гибель огромного количества «коренных степняков» — сайгаков; теперь казахстанские специалисты с помощью россиян создают питомник для их разведения), Краснодарского края, Саратовской, Самарской, Волгоградской областей (в последней, при редком разнообразии природы, до сих пор нет ни одного федерального заповедника).
С особым волнением участники заседания слушали сообщения гостей с Украины. Ведь этот благодатный край, раздираемый нынче войной, — край эталонных степей, классических уже заповедников, лучших черноземов Европы. И очень симптоматично, что форум собрал специалистов этой сферы из регионов, оказавшихся по разные стороны линии конфликта, — представителей Киева, Донецка, Мариуполя. Были доклады и от представителей Крыма. Они вместе обсуждали наболевшее, делились опытом. Что еще раз доказывает: профессионалов, преданных своему делу (как и всех здравомыслящих людей), даже самая жесткая политика разделить не может.
Директор национального парка «Меотиды» (так древние греки и римляне называли Азовское море) Геннадий Молодан из Донецка вначале сделал обзор заповедников Донбасса (всего на территории Луганщины и Донетчины более 300 охраняемых степных участков), рассказал о достижениях их хранителей — более чем впечатляющих. Один факт: за последние годы в «Меотиде» поголовье исчезающих пернатых (таких, как пестроносая крачка, черноголовый хохотун) увеличилось на 5000 процентов — высший показатель в Европе! Это не просто сохранение — настоящее возрождение природы, нарушенной в свое время в том числе подземным ядерным взрывом. И огромную роль в этом возрождении (о чем докладчик распространяться не стал) принадлежит лично Молодану. Обладатель звания «Заслуженный природоохранник Украины», он всю жизнь посвятил сбережению степей, занимался этим в администрации Донецкой области, преподавал в здешнем университете, готовя для заповедников кадры. И вот, показав фотографии дивных пейзажей, стаи непуганых птиц, Геннадий Николаевич подытожил: «Все это было до войны, по ту сторону нормальной жизни». Причем оказалось, что война не только конкретно рушит заповедную природу, вторгаясь на ее территорию. Когда идут боевые действия, властям не до заповедников, в результате чего к их управлению рвутся не то что непрофессионалы — настоящие браконьеры, способные мгновенно истребить годами пестуемое специалистами. Поэтому Молодан обратился в Природоохранительную комиссию с просьбой подготовить письмо за подписью президента РГО, министра обороны РФ С. Шойгу (ведь никого влиятельней России для Новороссии нет) к властям самопровозглашенных республик с рекомендацией обратить на эту сферу внимание. Такое письмо было составлено и отправлено руководителю ДНР уже во время форума.
Доктор биологических наук Елена Байрак (Госакадемия последипломного образования и управления, Киев) на круглом столе говорила о национальной украинской экосети, точнее о ее полтавском сегменте, и конкретно о хозяйстве «Агроэкология» в селе Михайлики Шишацкого района. На первый взгляд, включение сельскохозяйственного предприятия, да еще частного, в заповедную зону выглядит странно, но здесь случай экстроординарный. В Михайликах уже не первое десятилетие выращивают хорошие урожаи без всякой химии, землю не пашут, а расчесывают специальными расческами и даже молоко и мясо получают органическое, поскольку коров и свиней кормят исключительно натуральной едой. Такое чистое земледелие (по-украински землеробство), возможное на полтавских черноземах, не только не нарушает экологию, но и улучшает ее. Руководит всем этим почти уже восьмидесятилетний Семен Антонец, продолжатель дела академика В. Вернадского (до революции в Шишаках была усадьба Владимира Ивановича, где он начинал ставить подобные эксперименты). Антонец, Герой социалистического труда, Герой Украины, заслуживший прижизненный памятник как пионер агроэкологии на Полтавщине, мечтает о создании там большого агроэкологического научного института и приглашает за опытом, в данном случае через коллегу, всех, кому это интересно.
И еще Елена Николаевна показала фильм об одном из донецких заповедников с потрясающими видами и своими песнями на украинском и русском языках (она не только доктор биологии, но и замечательный бард), заставивший еще раз подумать: кому нужно ломать эту красоту и наш общий культурный код, сложившийся веками?

Праздник
вглубь и вширь

Финальным аккордом форума стала научная, точнее научно-популярная, экскурсия по южным районам Оренбуржья, состоявшаяся 30 мая. Эта дата (последняя майская суббота) теперь законно вошла в календарь оренбуржцев как День степи — праздник, уже два года отмечавшийся энтузиастами на общественных началах, а октябре 2014-го официально утвержденный областным правительством. Интересно, что инициативу уже поддержали в Калмыкии, Туве, Казахстане, Крыму, на Кубани, и она имеет все шансы превратиться в общероссийскую и даже международную традицию. И начало ей положено достойное.
Первым делом участников форума повезли в предуральскую степь, в Центр разведения степных животных, что близ поселка Сазан Беляевского района, на территории бывшего военного полигона. Об этом замысле наша газета подробно рассказывала не так давно, суть его — попытка вернуть в степные просторы животных, варварски истребленных в начале прошлого века, прежде всего диких лошадей. И вот теперь представилась возможность своими глазами посмотреть, что уже сделано. На взгляд непосвященный — ничего особенного: дорога, линии электропередач, пара водоемов, вольеры с заборами, в вольерах — несколько верблюдов, где-то вдалеке пасется кучка лошадок и еще какие-то копытные. Вроде как небольшой зоопарк под открытым небом, не более. Но если знать, что еще совсем недавно здесь не было ни дороги, ни электричества, что водоемы — рукотворные, копытные — раритетные лошади Пржевальского, похожие на полностью исчезнувших тарпанов, и тибетские ослы — кианги, становится ясно, сколько трудов, энтузиазма, энергии стоило все это придумать и устроить, доставить сюда животных. Огромную роль сыграли предприниматель — спонсор проекта «Оренбургская Тарпания» Александр Зеленцов, Попечительский совет РГО, областной фонд «Возрождение Оренбургской фауны», правительство области помогло с дорогой, электроснабжением. Плюс усилия волонтеров, не говоря уже об ученых-энтузиастах, буквально кладущих здоровье ради успеха эксперимента. Ведь то, что нам показали, — лишь его первые ростки. В ближайшие месяцы планируется прибытие из Франции еще 7–10 маленьких лошадок, сейчас решается вопрос транспортировки. Если они нормально приживутся, в перспективе появится полувольный заповедный и «демонстрационный» табуны для любопытствующих. Ну, а если привыкнут окончательно (до чего, впрочем, еще очень и очень далеко…) — лошади и их собратья разлетятся по окрестным степям, которая обретет свой настоящий, первозданный вид.
Об этом у вольеров рассказал многочисленным гостям (делегация на семи автобусах и двух десятках «легковушек» сюда прибыла впервые) Александр Александрович Чибилев. А также о том, что уже принято решение о присвоении степной территории площадью 16 тысяч гектаров статуса пятого участка заповедника «Оренбургский» (первые четыре полноценно функционируют с 1989 года). Тут же, под открытым небом состоялось вручение заслуженных наград тем, кто особенно отличился на природоохранной ниве, — орденов и медалей Экологического фонда В.И. Вернадского, памятных медалей в честь первого члена-корреспондента РАН оренбуржца П.И. Рычкова, грамот оренбургского губернатора и Русского географического общества.
Еще участники экскурсии получили возможность насладиться картиной и запахами первозданного разнотравья (условия военного полигона позволили его сберечь), а также побывали на уникальном геологическом объекте — Блюментальском красно-цветном овраге (центральное фото на соседней странице). Там, на месте древней красной пустыни, найдены останки предшественников динозавров — псевдозухий (или псевдокрокодилов).
Кульминацией поездки стал праздник близ села Угольное Соль-Илецкого района, где впервые официально и очень тепло отметили День степи — с хлебом-солью, казачьим хором и настоящими скачками. Гостей приветствовал глава района Юрий Вдовкин, ученые подарили местным школам четыре «природоохранных» библиотеки. После чего их приняли национальные подворья — казачьи, русское, украинское и казахское (эти народы столетиями дружно живут в здешних местах). Был концерт, из которого особенно запомнился этнографический «показ мод» с демонстрацией искусно подобранных костюмов всех национальностей, населявших и населяющих степи планеты — от древних сарматов до современных венгров и русских. Показали музыкальное мастерство и ученые: Елена Байрак пела под гитару, венгерский профессор Жолт Молнар и его сын Абель играли на пастушьей дудочке, доктор наук, эколог из города Сибай Сафаргали Янтурин — на башкирском курае. Получилось замечательное, в полном смысле интернациональное действо, лишний раз доказавшее: для культуры, настоящей науки, добрых отношений границ нет, это единое пространство.
Итоги и решения форума зафиксированы в резолюции на 15 страницах, с которой можно ознакомиться на сайте Института степи УрО РАН. И конечно, в свете продолжающихся академических реформ, проектов структуризаций и реструктуризаций автор этого обзора не мог не поинтересоваться у устроителей: как может сложиться дальнейшая судьба Института степи, а соответственно и всех его начинаний? Оказалось, вариантов три. Один — слияние ИС с вошедшими в Академию сельскохозяйственными учреждениями Оренбуржья, среди которых есть крепкие, серьезные. Но у них — другие задачи, традиции, степеведов это совершенно не устраивает. Вариант номер два — создание под эгидой мощного Института географии РАН своего рода географического консорциума с филиалами по всей России, одним из которых мог бы стать ИС, не теряя юридического лица. Это в случае острой необходимости ученым ближе. И, наконец, третий вариант: дать возможность Институту степи продолжать развиваться дальше, и это, особенно под впечатлением форума, представляется оптимальным. Почти за два десятка лет (скоро — юбилей) институт обрел свою четкую нишу, лицо, заработал безусловный международный авторитет, у сложившегося коллектива — уйма планов. Так стоит ли их ломать и менять? Ведь сделать это легко — восстанавливать невероятно трудно. Так же, как и попорченную природу, и нарушенный мир между соседями…

Андрей ПОНИЗОВКИН
Фото на с. 4 внизу — интервью дают губернатор Оренбургской области Ю. Берг (слева) и член-корреспондент РАН А. Чилингаров.
Фото пресс-службы Института степи и автора

 

Год: 
2015
Месяц: 
июль
Номер выпуска: 
14-15
Абсолютный номер: 
1121
Изменено 20.07.2015 - 15:26


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47