Skip to Content

КОРИФЕЙ НЕЙТРОННОГО СООБЩЕСТВА

2 февраля исполнилось 90 лет со дня рождения заслуженного деятеля науки РФ, члена-корреспондента РАН, профессора Бориса Николаевича Гощицкого. Один из ведущих в России и за рубежом специалистов в области радиационной физики твердого тела и нейтронных исследований вещества, он прожил долгую и очень активную жизнь, наполненную разнообразными событиями и встречами с интересными людьми. Уж ему-то точно было бы что написать в мемуарах, но, увы, таковых он не оставил. Поэтому приходится в основном ограничиваться воспоминаниями о том, что происходило на наших глазах в стенах нашего института. Но и этот период охватывает почти 55 лет — целую жизнь!

Детство и юность Бориса Гощицкого пришлись на «сороковые-роковые». Единственный ребенок в весьма благополучной по тем временам семье: отец — офицер, мать — врач, столичный город Киев. Но на дворе год 1941, и вот 10-летний мальчишка с матерью и бабушкой в теплушке едет в эвакуацию в далекий Свердловск. По осени приходит похоронка на отца. Скудная, тощая жизнь. Не жизнь — выживание. Среда — жесткие пацаны военной и послевоенной поры, как у Высоцкого в «Балладе о детстве». Не пропал, не скурвился, прорвался. Отлично окончил школу, затем только что созданный престижный физико-технический факультет УПИ и в 1955 году отправился работать в суперсекретный п/я 318, который теперь называется городом Новоуральском и где расположен Уральский электрохимический комбинат — крупнейшее в мире предприятие по обогащению урана.
Работа в лаборатории, близкое знакомство и отличные отношения с такими корифеями, как Исаак Константинович Кикоин и Юрий Моисеевич Каган, диссертация, успешно развивающаяся карьера. Наконец-то сытые времена, прекрасная жена, верная спутница на всю жизнь. Если бы он продолжил идти тем же путем, я уверен, что в системе Средмаша он достиг бы больших высот. Но он не пошел. Он всегда был человеком, способным на кардинальные решения.
В 50-е годы XX века приходит осознание тех уникальных возможностей, которые предоставляют нейтронографические методы для исследований самых разнообразных эффектов в физике различных материалов. В СССР начинаются конструирование и строительство полутора десятков специализированных исследовательских реакторов. В 1963 году совместными усилиями Министерства среднего машиностроения и АН СССР в поселке Заречном началось сооружение исследовательского реактора ИВВ-2, а в Институте физики металлов под руководством профессора С.К. Сидорова — формирование будущего коллектива нейтронщиков и создание специализированного оборудования. Для решения новых задач в 1965 году С.К. Сидоров и С.В. Вонсовский пригласили хорошо известного им молодого и энергичного ученого из п/я 318 Бориса Гощицкого, который после пуска реактора и возглавил ОРАР — Отдел работ на атомном реакторе ИФМ.
С приходом Бориса Николаевича начинается период бурного роста зареченского подразделения института. Создаются службы механиков, криогенщиков и электронщиков. Какое-то оборудование разрабатывается самостоятельно с помощью КБ ИФМ, что-то заказывается на машиностроительных заводах Свердловска (Химмаше, Турбомоторном), что-то достается всеми правдами и неправдами. В результате достаточно быстро, к концу 1970-х годов, в Заречном работает уже целый комплекс научных установок, где помимо нейтронных дифрактометров есть и такие уникумы мирового масштаба, как криогенный канал для облучения образцов материалов в активной зоне ядерного реактора при азотных температурах.
Но главное, Борису Николаевичу удалось создать замечательную команду. Как мало кто другой он умел подбирать людей, создавать конструктивную рабочую обстановку и добиваться результата. При этом он был не только требовательным, но и внимательным, заботливым руководителем, активно содействовавшим прогрессу своих подчиненных. Основная ставка делалась на молодежь — выпускников физтеха и университета. Так, в 1974 году средний возраст научных сотрудников ОРАР (не считая руководства) не перевалил еще 30 лет! Заведующий отделом Б.Н. Гощицкий, которому исполнилось аж 43 года, казался своей команде весьма почтенным пожилым человеком.
Шли годы нормальной научной работы. Люди росли, получали результаты, защищали диссертации. Среди учеников Бориса Николаевича 15 кандидатов и 6 докторов наук. Он автор и соавтор более 290 научных статей и двух монографий. Он предложил и внедрил в практику научных исследований уникальный физически «чистый» метод изучения электронных состояний в кристаллах — радиационное разупорядочение без изменения стехиометрического состава и макрооднородности образцов. Фронт исследований в его подразделении неуклонно расширялся — магнетики, сверхпроводники, полупроводники, твердые электролиты, конструкционные материалы самого различного назначения. Проявление инициативы в его команде всегда всячески одобрялось и поддерживалось.
В 70-е годы XX века в СССР сложилось тесно спаянное «нейтронное сообщество», объединившее ученых полутора десятков нейтронографических центров страны. Огромный вклад в это внес именно Борис Николаевич, который всячески поощрял развитие научных контактов и научное сотрудничество. Мы постоянно ездили друг к другу и на эксперименты, и на семинары, а также встречались на регулярных всесоюзных совещаниях по использованию рассеяния нейтронов в физике твердого тела, многие из которых благодаря организационным талантам Б.Н. Гощицкого проводились именно в Заречном, что также весьма повысило статус подразделения.
Быстро развивавшаяся отрасль науки пользовалась вниманием и высшего руководства Академии. У нас в гостях побывали президенты АН СССР М.В. Келдыш и А.П. Александров, глава Министерства РФ по атомной энергии и наш коллега А.Ю. Румянцев, многие ведущие ученые АН СССР, а также руководители Свердловской области.
Тогда же в ИФМ начались интенсивные исследования сверхпроводимости, захватившие как теоретиков, так и экспериментаторов. Не остались в стороне и нейтронщики. Этому в немалой степени способствовало создание в ОРАР собственной криогенной станции с машиной для ожижения гелия. Это давало возможность не только изучать кристаллические и магнитные структуры при низких температурах, но и освоить на месте весь комплекс низкотемпературных измерений свойств образцов. В результате был накоплен значительный опыт исследования разнообразных сверхпроводников и, что чрезвычайно важно, установлены прочные дружеские контакты с коллегами из соседнего Института химии твердого тела, помогавшими с синтезом образцов и преуспевшими в работе с различными оксидами.
Этот опыт сыграл решающую роль, когда в 1986 году научный мир потрясло открытие высокотемпературной сверхпроводимости. Из молодых сотрудников Бориса Николаевича и их друзей из ИХТТ молниеносно сформировалась команда, которая фактически первая в стране начала исследования этих материалов. Успех удалось развить. Б.Н. Гощицкий сумел привлечь внимание к проблеме ВТСП тогдашнего председателя УрО РАН академика Г.А. Месяца. Так была обеспечена не только локальная поддержка этих исследований, но и развернута широкая научная кооперация в масштабах всей страны в рамках созданного исследовательского центра «Импульс» под руководством Г.А. Месяца и Б.Н. Гощицкого. На тот момент в него вошли около 40 институтов и предприятий, что позволило, в частности, организовать массовое производство сверхпроводящих образцов и снабдить ими очень многие научные группы. Неслучайно именно в Заречном летом 1987 года была проведена первая общесоюзная конференция по ВТСП. Удалось даже издать обширный сборник тезисов конференции «Проблемы высокотемпературной сверхпроводимости», который помог решить очень острую проблему срочной публикации самых первых результатов по этой тематике в стране. По результатам исследования эффектов сильного разупорядочения в высокотемпературных сверхпроводниках в 2002 году Б.Н. Гощицкому и М.В. Садовскому была присуждена премия им. А. Г. Столетова РАН.
В 1990 году в Заречном прошла международная конференция “Effects of strong disordering in HTSC”, когда впервые к нам приехали коллеги из Германии, Швейцарии, Франции, Нидерландов, Польши, Румынии, Китая и Японии. Это был прорыв, положивший начало развитию широких международных связей, причем для сотрудников не только нашего отдела, но и других институтов СССР. А следующим шагом стало основание в 1995 году совместно с коллегами из Снежинска уже регулярного международного уральского семинара «Радиационная физика металлов и сплавов». Б.Н. Гощицкий был перманентным председателем его оргкомитета. В марте 2019 года семинар состоялся в тринадцатый раз. Уже тяжело больной Борис Николаевич принимал самое активное участие в его подготовке.
Как результат всех этих успехов ИФМ УрО РАН стал базовой организацией Научного совета ОФН РАН по проблеме «Радиационная физика твердого тела» с Б.Н. Гощицким в качестве председателя.
Что же привлекало к нему людей и обеспечивало успех многих его начинаний? Будучи реалистом и прагматиком, Борис Николаевич отличался также азартом и стремлением к новому. Он был способен на мгновенную оценку возможностей и незамедлительные эффективные действия. В случае необходимости проявлял упорство и мог пойти на риск, принципиально отстаивая свои позиции, но умел находить и конструктивные компромиссы. В своем коллективе пользовался огромным авторитетом, что, кстати, выразилось в общепринятом нике «Начальник». Он и был настоящим Начальником, принимающим решения и несущим за них ответственность, талантливым управленцем, организатором и ученым. Человеком он был совсем не простым, но в нем не было ни тени какого-либо превосходства и высокомерия. Без всяких проблем с ним можно было спорить, ему можно было возражать, а сам он, несмотря на свои чины и звания, при необходимости без всяких комплексов обращался к коллегам за консультациями и разъяснениями.
Вне своей профессиональной деятельности Борис Николаевич запомнился как хороший, отзывчивый человек, в течение десятилетий хранивший круг своих друзей, организатор мероприятий и душа компаний, хлебосольный хозяин, такой же непременный тамада банкетов, как и председатель оргкомитетов. К нему многие обращались за помощью, и не только по научным вопросам. И многим он реально помогал. Невозможно здесь не упомянуть о его семье — любимой жене, сыновьях, внучках. Мужем, отцом и дедом он был просто замечательным, а семья и, конечно, в первую очередь жена Элла Петровна составляли опору его жизни профессиональной.
В сердцах друзей и коллег Борис Николаевич оставил о себе глубокую благодарную память.
В. Бобровский, зав. отделом радиационной физики и нейтронной спектроскопии
ИФМ УрО РАН
 кандидат физико-математических наук
 
Экспериментальный зал атомного реактора ИФМ
На реакторе ИВВ-2. Слева направо:
Президент АН СССР академик А.П. Александров, зав. ОРАР Б.Н. Гощицкий, профессор С.К. Сидоров
Год: 
2021
Месяц: 
февраль
Номер выпуска: 
4
Абсолютный номер: 
1227
Изменено 19.02.2021 - 13:47


2021 © Российская академия наук Уральское отделение РАН
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47