Back Up Next

УСЛОВИЯ НАКОПЛЕНИЯ И КОРРЕЛЯЦИЯ ТОЛЩ
ПОЗДНЕГО РИФЕЯ БАЙКАЛЬСКОЙ ГОРНОЙ ОБЛАСТИ

Станевич А.М.*, Немеров В.К.**
*ИЗК СО РАН, Иркутск
**ВостСибНИИГГиМС, Иркутск

        Корреляция рифейских отложений Байкальской горной области (БГО) со стратотипом осуществляется на основе палеонтологических данных непосредственно и через разрезы Учуро-Майского района. Известная коррелятивная неоднозначность фитолитов и микрофоссилий при сопоставлении стратотипа и Сибирского гипостратотипа усугубляется при трассировании уровней Уральских фитем в БГО. В разрезах последнего наиболее острым остаётся вопрос о положении границы среднего и верхнего рифея. Точки зрения на возраст базальных слоёв дальнетайгинского регионального горизонта (Хоментовский и др., 1972, 1985, 1998; Дольник и др., 1974, 1987; Станевич и др., 1992, 1993) разбросаны в интервале более чем триста миллионов лет. Официально принят компромиссный, но явно алогичный вариант положения этого рубежа в середине среднерифейской фитемы (Решения.., 1983), который, к сожалению, доминирует в региональных легендах. Фитолитовая и микрофоссилиевая характеристика разрезов БГО является специфичной (Семихатов, 1985; Станевич, 1997), что в перспективе не даёт надежды на однозначную корреляцию.

        Региональные горизонты, сопоставляемые с типовыми разрезами, протрассированы только во внешних, ограничивающих с юга Сибирскую платформу, зонах (Решения.., 1983). Сложнодислоцированные фрагменты осадочно-вулканогенных разрезов более южных, внутренних зон долгое время считались нижнепротерозойскими. (Салоп, 1964; Федоровский, 1985; и др.). В последние годы получены данные, позволяющие большинство этих образований относить к позднему докембрию и сопоставлять с разрезами региональных горизонтов внешних зон (Дольник и др., 1987; Станевич, Немеров, 1993; Рыцк и др., 1999; и др.). Среди рифейских толщ наиболее уверенно сопоставляются образования, включаемые в дальнетайгинский и жуинский горизонты. Верхним ограничением для них являются хорошо трассируемые по площади БГО базальные отложения юдомского горизонта (венда). При анализе фациальных рядов отложений дальнетайгинского и жуинского горизонтов по профилю вкрест внешних и внутренних зон БГО восстанавливается последовательный ряд обстановок осадконакопления, соответствующих задуговому бассейну и системе вулканической дуги (Добрецов, Булгатов, 1991; Станевич, Переляев, 1997; Станевич, Немеров, 1998).

        Дальнетайгинско-жуинское время во внутренних зонах характеризуется заложением подводных вулканических поднятий, формированием толеитовой и известково-щелочной серий вулканитов, накоплением осадков в межвулканических депрессиях с последующим их переотложением (часть келянской, ондокская, джалагунская свиты). Развитие островодужной системы в жуинское время определяется осадочно-вулканогенными, контрастно-фациальными отложениями ассектамурской свиты, сыннырской, якорной и усть-келянской толщ. Верхняя часть их разрезов характеризуется граувакковыми, вулканомиктовыми фациями, содержащими углеродистые алевропелиты. Состав и текстурные особенности отложений внешних, северных зон БГО отвечают приконтинентальным условиям задугового бассейна.

        Картину изменения условий седиментации вкрест простирания палеобассейна наиболее отчетливо выявляют фации разрезов верхней половины дальнетайгинского горизонта. По северной периферии бассейна были распространены отложения прибрежных фаций (валюхтинская свита). Поступление значительной части терригенного материала осуществлялось с севера, предположительно крупным континентальным водотоком. На мелководном шельфе дельтовые отложения по латерали сменяются фациями биохемогенного карбонатонакопления. Южнее, в обстановке дистального шельфа накапливались слабоуглеродистые песчано-алевропелитовые осадки. Ещё южнее, отложения этого уровня (хомолхинская свита) обладают признаками турбидитов, характерных для склонов и подножий склонов континентов. В более южных, внутренних зонах седиментогенез этого времени отражают фрагменты осадочно-вулканогенных разрезов, включающих продукты аэрального вулканизма. Наряду с базальтами, развитие получают эффузивы и субвулканические образования андезито-дацитового ряда. Петрохимический состав базальтов сходен с составом современных образований окраинных морей и примитивных островных дуг (Добрецов, Булгатов, 1991). Фрагменты офиолитовых ассоциаций интерпретируются, как производные процессов спрединга задугового бассейна (Добрецов, Булгатов, 1991; Станевич, Переляев, 1997). Эксплозивная деятельность вулканов оказывала влияние на геохимические особенности амагматичных отложений внешнего пояса (Немеров, 1989).

        В конце жуинского периода происходит затухание вулканических процессов и усиление стагнационных процессов практически по всей территории БГО. Песчаникам этого времени свойственен зрелый, кварцевый состав. Характерные для позднежуинского времени углеродсодержащие осадки и максимальные содержания органического углерода (Немеров,1989) указывают на застойность бассейна и высокую биопродуктивность вод. Эти процессы особенно ярко проявились в более глубоководных условиях (вачская свита), а также происходили в полуизолированных бассейнах, синхронно с затухающим вулканизмом андезито-дацитового состава (усть-келянская толща). На обширных пространствах северного мелководного шельфа были распространены субаэральные фитолитовые постройки (ченчинская свита). Эти особенности осадконакопления характеризуют позднежуинский период, как стабилизационную, предорогенную паузу.

        Проведённое обобщение позволяет привлечь результаты радиохронологических исследований для сопоставления с типовым разрезом рифея и уточнения положения региональных горизонтов (Решения.., 1983). Корректные возрастные оценки формирования осадочно-вулканогенных образований, сопоставляемых с дальнетайгинским и жуинским горизонтами, или ассоциирующих с ними гранитоидов внутренних зон, ложатся в интервал 650 - 825 млн. лет (Булдыгеров и др., 1988; Цыганков и др., 1998; Рыцк и др., 1999; и др.). Это соответствует верхней половине каратавия и свидетельствует в пользу сопоставления «байкалия» с верхней половиной верхнего рифея (Хоментовский и др., 1985, 1998). Данный вариант корреляции подтверждает принцип учёта в докембрийской биостратиграфии только уровня появления форм фитолитов и микрофоссилий (Станевич, 1988, 1994) и, в частности, объясняет находки в позднерифейских и вендских отложениях форм фитолитов, считавшихся исключительно среднерифейскими.