Back Up Next

ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ФОСФОРИТОНОСНЫХ БАССЕЙНОВ
УРАЛЬСКОЙ СКЛАДЧАТОЙ ОБЛАСТИ РИФЕЙСКО-ВЕНДСКОГО УРОВНЯ

Туманова Т.Р.
ЦНИИгеолнеруд МПР РФ, Казань

        Структурно-геодинамическая и палеогеографическая реконструкция рифей-вендского уровня Уральской складчатой области позволила по-новому осмыслить минерагению фосфора. Тектонические структуры определяют положение и типы палеобассейнов в геодинамическом ряду, контролируют размещение фосфоритоносных бассейнов и отражают развитие их в пространстве и во времени. На Урале выделяются перспективно фосфоритоносные окраинно-континентальные бассейны, сформировавшиеся на пассивной континентальной окраине и бесперспективные, приуроченные к активной орогенной (аккреционной) окраине, являющейся накопительной областью с рассеянной минерализацией.

        Южная часть Уральской складчатой области оставалась пассивной окраиной с раннего рифея по венд и лишь фрагментами в позднем рифее была затронута островодужными процессами, а северная часть развивалась как активизированная орогенная окраина. Поэтому на Южном Урале не произошло наложения во времени бассейнов разных структурных типов друг на друга, что сохранило перспективы нижних структурных этажей.

        Литолого-палеогеографические построения в сочетании с геодинамикой позволяют восстановить обстановки формирования фосфоритов.

        Особая роль принадлежит эпиконтинентальным рифтогенным структурам пассивных окраин, контролировавшим топографию бассейнов, где проходило формирование подводных и надводных гор, к которым тяготели фосфориты. Активизация рифтовых структур приводила к трансгрессиям и регрессиям моря и отвечала за цикличность осадконакопления. Источником накопления фосфора в рифтогенных бассейнах служили фосфатизированные базальты, залегающие в основании рифтогенного комплекса. Кроме того, фосфор поступал в них из глубинных частей земной коры вместе с газово-жидкими компонентами по разломам и ослабленным зонам с пирокластикой и растворами при вулканизме. В саткинское время в трансгрессивном фациальном ряду появляется бактериально-водорослевая система (строматолиты), являющаяся “концентратором и осадителем фосфора” (Андрианов, 1990) из водных масс в осадок.

        На раннерифейском уровне рифтогенный бассейн-накопитель существовал в айское время. В саткинское время появляются концентраторы – строматолиты. Палеогеографическая обстановка этого времени благоприятствовала образованию месторождений фосфоритов. Это подтверждается реконструкциями А.В. Маслова (1995) саткинского бассейна седиментации, доказавшего фациальное сочленение шельфовых и удаленных зон бассейна (дополнительный источник фосфора) и наличие в нем подводных отмелей. В современном срезе на территории Башкирского антиклинория выделяется перспективная площадь – Саткинская (минерагенический потенциал оценивается в 10 млн. т Р2О5), в пределах которой образование фосфоритов происходило на склоне палеоподнятия (Тараташский выступ фундамента), в трансгрессивном фациальном ряду с мафитовым рифтогенным комплексом в основании, предположительно в условиях протоаридного климата.

        Эпиконтинентальный рифтогенез проявился также на средне- (авзянское время) и позднерифейском уровнях (миньярское время). На Южном Урале вулканогенные породы отвечают базальт-липаритовому ряду с пониженным содержанием пятиокиси фосфора, не способствовавшие формированию бассейна-накопителя. Присутствие в карбонатных породах терригенного материала и неоднородный состав карбонатонакопления (известняки–доломиты) говорит о том, что авзянский бассейн отличался значительно дифференцированным рельефом морского дна, что также отрицательно сказалось на фосфоритообразовании. Трахибазальтовый вулканизм проявился в позднем рифее только на Среднем Урале. Здесь появилась возможность формирования бассейна-накопителя: в низах клыктанской свиты в доломитах фиксируются редкие желваки богатых (29-34% Р2О5) фосфоритов. Особенностью данного фосфатоносного горизонта является парагенетическая связь фосфоритов с вулканогенными породами, которые либо подстилают фосфатоносные прослои, либо прослеживаются по простиранию (Курбацкая, 1986). Видимо, это связано с зарождением и развитием островодужной Полярноуральской системы позднего рифея (Руженцев, Моссаковский, 1995). Фосфоритообразование имеет эпизодический, рассеянный характер.

        В раннем венде активизация рифтогенеза, имеющего мафит-ультрамафитовую направленность, привела к общей зараженности мелководных фаций бассейна фосфором. Сменился тип бассейна, к раннему венду он полностью отчленился от океана и приобрел проливообразный характер. Поступление фосфора с окружающей суши обусловило его реализацию в осадке в виде стяжений и желваков в замыкающемся бассейне при общем подъеме и пенепленизации суши на раннеорогенном этапе на склонах подводных поднятий, служащих порогами подводных течений (серебрянское время). Фосфатонакоплению также способствовало общее потепление климата после ледникового периода. В позднем венде (ашинское время) фосфор накапливался в замкнутых изолированных бассейнах. Так были сформированы бассейны-накопители с рассеянной минерализацией, представленные флишево-молассовыми орогенными (аккреционными) комплексами венда и раннего кембрия. Также как и в позднем рифее, фосфоритообразование не достигло промышленного уровня.

        Таким образом, фосфоритоносными на Урале являются раннерифейские окраинно-континентальные бассейны, развивавшиеся в структуре пассивной континентальной окраины в спокойной тектонической обстановке в областях относительно стабильного мелководного шельфа (довольно однородный состав карбонатного разреза), с рифтогенными комплексами мафитовой направленности в основании разреза. Окраинно-континентальные бассейны средне- и позднерифейского уровней фосфатоносны без промышленных концентраций.