Back Up Next

ПАЛЕОЗОЙСКИЕ БАССЕЙНЫ ВОСТОКА РУССКОЙ ПЛИТЫ:
общие закономерности осадкообразования и нефтенакопления

Юнусов М.А.
БашНИПИНефть, Уфа

        На востоке Русской плиты регионально нефтеносными являются палеозойские отложения Тимано-Печорской, Волго-Уральской и Прикаспийской нефтегазоносных провинций. Осадочные бассейны девона, карбона и перми этих провинций превратились в нефтегазоносные, по нашему мнению, исключительно благодаря наличию в них некомпенсированных впадин (депрессий).

        Решающее значение для осадкообразования и нефтенакопления в этих провинциях играл гигантский Печорско-Каспийский пояс разновозрастных некомпенсированных депрессий, протянувшийся на 2000 км с лишним по восточной окраине Восточно-Европейской платформы от Печорского моря на севере до Каспийского на юге. Эти депрессии сформированы в разные эпохи среднего и позднего палеозоя: Печорская и Камско-Кинельская системы имеют позднедевонский-раннекаменноугольный возраст. Предуральская система некомпенсированных краевых прогибов более молодая - это поздний карбон–ранняя пермь, а Прикаспийский малый океан, существовал длительное время: с ордовика по раннюю пермь.

        Общим для эволюции всех депрессий является превалирующая роль седиментационного фактора в формировании палеогеоморфологического профиля дна палеозойских морей пассивной восточной окраины Русской (Восточно-Европейской) платформы. Осадконакопление в бассейнах контролируется эвстатическими колебаниями Мирового океана и эпейрогеническими, а не локальными, тектоническими движениями. Неравномерность же осадконакопления в разных частях бассейнов обусловлена расчлененным палеогеоморфологическим профилем их дна.

        Осадконакопление в осевых зонах депрессий сформировало относительно глубоководные конденсированные известково-глинистые битуминозные (доманикоидные) нефтепроизводящие толщи малой мощности, недокомпенсировавшие общие погружения пассивной окраины.

        В то же время в пределах мелководных карбонатных шельфов Камского, Пермско-Башкирского, Татарского, Токмовского, Жигулевско-Пугачевского и других сводов в условиях крайнего мелководья отложились мощные слоистые карбонатные толщи, компенсировавшие общие погружения, в целом единые для всей пассивной окраины Русской плиты (ее палеодепрессий и палеосводов).

        Вдоль краевых частей мелководных шельфов на границе с глубоководными депрессиями создавались наиболее оптимальные условия для развития рифовых массивов барьерного типа, а на подводных склонах и отдельных повышенных участках депрессий – одиночных, островных рифов и атоллов. Ядра барьерных рифовых сооружений сложены, в основном, светлоокрашенными биоморфными известняками, обогащенными рифостроящими водорослями, кораллами и мшанками и рифолюбивыми брахиоподами, криноидеями, фораминиферами.

        В пределах мелководных шельфов широко развиты многочисленные шельфовые биогермы и биостромы.

        Фации заполнения депрессий представлены терригенными и терригенно-карбонатными образованиями в Печорской и Камско-Кинельской системах и галогенными и молассово-флишоидными – в Предуральских краевых прогибах. Компенсирующие толщи часто имеют клиноформное строение, при этом клиноформы все более омолаживаются при прослеживании их от бортов к осевым зонам депрессий.

        Таким образом, наличие резко расчлененного палеогеоморфологического профиля дна бассейнов, где четко выделялись относительно глубоководное дно (фондоформа), подводный склон (клиноформа) и мелководный шельф (ундаформа) привело к формированию разнофациальных осадков, имевших впоследствии нефтепроизводящее свойство, коллекторское значение или функцию флюидоупоров.

        Регулирующая роль некомпенсированных прогибов в формировании и размещении нефтяных месторождений провинций обусловлена сочетанием ряда благоприятных факторов: геохимического, структурно-тектонического и литологического.

        Геохимический фактор проявляется в закономерностях образования и миграции углеводородов. Некомпенсированные прогибы Печорской, Камско-Кинельской, Предуральской систем и Прикаспийский малый океан сами продуцировали углеводороды, которые в дальнейшем мигрировали по восстанию пластов и трещиноватым зонам и заняли повышенные участки в их бортовых частях и на карбонатных шельфах, сопряженных с ними. Нефтепроизводящими могли служить конденсированные депрессионные (доманикоидные) фации осевых зон прогибов, а также терригенные (глинистые) и терригенно-карбонатные толщи их заполнения.

        Структурно–тектонический фактор на большей части изученной территории выступает больше как следствие влияния палеогеоморфологического фактора, чем как структуроформирующий результат тектонических движений. Благоприятная палеогеоморфологическая обстановка бортовых зон аккумуляционно–топографических некомпенсированных депрессий и краевых Предуральских прогибов с их широко развитыми барьерными, атолловидными и одиночными рифовыми массивами и палеосводов с многочисленными шельфовыми биогермами и биостромами способствовала созданию структур облекания и последующего уплотнения, к которым приурочена основная масса залежей нефти и газа упомянутых провинций.

        Безусловно важное значение имеют зоны нефтенакопления, приуроченные к системам тектонических дислокаций Русской плиты и взбросо-надвиговым зонам краевых прогибов. Тектонический фактор является определяющим для девонского терригенного нефтеносного комплекса, самого нижнего в разрезе палеозоя. Нефтенакопление здесь контролируется погребенными тектоническими валами типа Туймазинского, Серафимовско-Балтаевского, Большекинельского; протяженными грабенообразными прогибами подобными Сергеевско-Демскому, Тавтимановско-Уршакскому, Чекмагушевско-Ермекевскому; зонами горстовидных поднятий, такими как Аскаровско-Бекетовская, Новониколаевско-Черниговская, Волковско-Гуровская, Толбазинская.

        В Предуральских краевых прогибах нефтегазоносными кроме барьерных и одиночных рифов являются взбросо-надвиговые структуры так называемого «кинзебулатовского» типа в центральных частях прогибов. Примерами последних являются Табынское, Архангельское, Вуктыльское месторождения.

        Грабенообразные девонские прогибы, как и рифейские рифтогенные авлакогены, возникли в периоды растяжения земной коры, а погребенные валы, горстовидные и взбросово-надвиговые структуры – в периоды тангенциальных сжатий.

        Роль литологического фактора проявляется в закономерном распределении пород коллекторов и непроницаемых пластов-покрышек в генетически едином ряду фаций суши, шельфа, склона и депрессий.

        В заключение еще раз необходимо подчеркнуть, что только наличие аккумуляционно-топографических некомпенсированных депрессий с их высокобитуминозными геотермически зрелыми нефтегазоматеринскими толщами доманикового типа приводит к нефтенакоплению и превращает осадочные бассейны в нефтегазоносные.