Skip to Content

Академик Н.Н.ПОКРОВСКИЙ: "НАДО ЗАДАТЬ ИСТОЧНИКУ ПРАВИЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ"

Лауреат Демидовской премии 1995 года Николай Николаевич Покровский, основатель археографической школы и заведующий сектором археографии и источниковедения Института истории Сибирского отделения РАН, — наследник духовной культуры далеко раскиданных друг от друга «гнезд» русской интеллигенции и русского крестьянства. Прадед, отец Феодор, — ярославский священник, дед Илья — начальник юридического отдела Управления Северо-Кавказской железной дороги, отец, Николай Ильич, — известный историк, первый декан историко-филологического факультета Ростовского государственного университета. Родня со стороны матери, врача-невропатолога Татьяны Андреевны Прасоловой, — курские крестьяне и торговцы сельскохозяйственной продукцией, кроме деда Андрея, который в поисках духовной истины странником прошел пол-России, включая Ясную Поляну, и осел в Ростове-на-Дону. Семья, состоявшая из незаурядных людей, библиотека на нескольких языках, собранная ими, заложили фундамент личности Николая Николаевича, который достраивала жизнь. Она Покровских никогда не баловала: дед Илья умер в ссылке, отец постоянно был под подозрением властей, несколько раз чудом избежал репрессий. Сам Николай Николаевич в конце 1950-х — начале 1960-х годов отбыл 6 лет в лагерях по знаменитому «университетскому делу», когда несколько человек были осуждены за попытку разобраться в реальной истории революций XX в., критиковали Ленина и вторжение в Венгрию в 1956 году. Н.Н. Покровский тогда  же вместе с коллегами готовил справочник «История советского общества в воспоминаниях современников. 1917–1957», в котором использовались рассекреченные после 1953 года документы. Молодому историку пришлось расплачиваться за иллюзии по поводу радикальности хрущевской «оттепели». Но во всех испытаниях «железного» ХХ века стержнем для Николая Николаевича, как и для его предков, оставалось неизменное стремление к познанию. Благодаря учебе в Московском госуниверситете («красный» диплом), аспирантуре и работе на кафедре источниковедения МГУ Покровский приобщился к лучшим традициям московской школы русской истории: его учителями были профессора Н.Л. Рубинштейн, П.А. Зайончковский, академики М.Н. Тихомиров, Б.А. Рыбаков и др.  На всю жизнь он сохранил принцип одинаково тщательного источниковедения для всех эпох, применения методов русской медиевистики при исследовании документов нового и новейшего времени.
Переехав в 1965 году по рекомендации М.Н. Тихомирова в Новосибирский академгородок, который тогда славился как один из наиболее свободных и бурно развивавшихся научных центров страны, Николай Николаевич не только впервые после вынужденного перерыва занялся большим научным проектом, но одновременно стал преподавать в Новосибирском университете. С именем Покровского связано, как известно, «археографическое открытие Сибири» — об этом в свое время замечательно написали академики Д.С. Лихачев и А.М. Панченко. В результате десятков археографических экспедиций было создано одно из крупнейших в стране собраний древнерусских рукописей и старопечатных книг и открыт дотоле неведомый богатейший мир письменной духовной культуры русских крестьян-староверов в огромном восточном регионе России — от Урала до Дальнего Востока.
Уже в первых своих работах, и особенно в книге «Антифеодальный протест урало-сибирских крестьян-староверов в XVIII в.», Н.Н. Покровский поднимает две общие проблемы, к которым на разном материале будет затем возвращаться снова и снова: отношения церкви и государства и отношения власти и общества. Много позже эти темы стали остро востребованными в мировой историографии.
Историко-церковные изыскания в те годы почти не допускались. Исследования Покровского, все еще слывшего неблагонадежным, смогли осуществиться лишь при поддержке и защите московских и ленинградских старших коллег, а также в атмосфере относительной свободы творчества, которую в Новосибирском академгородке обеспечивал тогдашний глава Сибирского отделения Академии наук М.А. Лаврентьев, — к нему не раз пришлось обращаться за помощью. На огромном новом массовом материале документальных и нарративных источников Покровский сумел впервые поставить и в значительной степени решить поразительно широкий спектр проблем мира урало-сибирского (и не только) староверия в его отношениях как с властной церковно-государственной «вертикалью», так и с многочисленными «горизонталями» общества XVIII в.
Со временем Н.Н. Покровского все больше стала привлекать сфера идей, мировосприятия, менталитета русского населения (далеко не всегда старообрядцев) как варианта народного христианства. Его работы по этим проблемам появились в те же годы, когда ширилась слава школы «Анналов», изучавшей аналогичные явления на примере католического варианта народной религиозности. Задолго до того как в советской историографии, уставшей от навязчивого главенства в гуманитарной науке марксистской социологии, стали писать о необходимости поставить в центр исследования человека, Николай Николаевич густо насыщал свои работы яркими характерами и судьбами людей, не раз поражая  читателя невыдуманными детективными сюжетами. Из-под его пера выходит красочная галерея персонажей XVII–XIX вв. — крестьян, торговцев, чиновников, воевод, причудливо сочетавших в своем идейном багаже официальное православие и староверие, язычество и христианство.         
Постоянный экспедиционный и архивный поиск ученого приносил находки в широчайшем диапазоне последних пяти веков русской истории. Некоторые сразу поражали своей уникальностью: это единственный полный список протоколов двух судов над преподобным Максимом Греком, найденный в одной из первых поездок к алтайским староверам; это древнейший список «Степенной книги царского родословия», обнаруженный в Томском краеведческом музее; это прочитанная на страницах следственного дела ярчайшая автобиография алтайского крестьянина XVIII в. А. Сакалова.
На основе анализа общесибирских и московских документов о взаимоотношении царской администрации (центральной и местной), церковной власти и мирских объединений разных социальных слоев сибирского населения Н.Н. Покровский изучал механизмы и результативность взаимодействия власти и общества как в обычное время, так и в периоды острых социальных потрясений. Универсальное значение имеют наблюдения исследователя над тем, как государева социальная демагогия питала народную социальную утопию, как функционировали механизмы отношений миров, их лидеров между собой  и с властью. Ярко выделяется не имеющий до сих пор аналогов небольшой самостоятельный очерк о роли церкви во время Томского бунта средины XVII в. Покровский представляет весь спектр реакции на восстание со стороны духовенства, как и вообще поведения последнего, не всегда «благовидного». Но главным в деятельности духовенства были все же активное, убежденное посредничество, последовательное стремление установить гражданский мир, хотя за это пришлось претерпеть от обеих противостоящих сторон.
Деятельность сибирских миров XVII в. ученый рассматривал как органическую часть сословно-представительной монархии. Многие историки, школьные учителя и вслед за ними общественные деятели свято уверены в том, что таковой в России никогда не было. Однако на самом деле права мирских общин и их более крупных объединений до конца XVII в. признавались государственной властью, часто угрожали амбициям последней и нередко влияли на принятие важных решений или их отмену. Так, например, общегородская челобитная на воеводу автоматически, независимо от результатов следствия, влекла его удаление. Недаром с таким остервенением права миров уничтожались с приближением имперских времен. Совершенно логичен интерес Н.Н. Покровского и к этому процессу, выразившийся в серии блестящих статей, посвященных «слову и делу государеву» в начале XVIII в.
Казалось бы, послереволюционное время должно было остаться вне внимания ученого. Однако противостояние Русской православной церкви и атеистического государства на заре советской власти настолько волновало историка, что он предпринял посвященный этому процессу трудоемкий многолетний проект (в соавторстве со С.Г. Петровым). Толчком к  работе послужило, как и когда-то в начале творческого пути, рассекречивание ранее недоступных документов. С этого двухтомного проекта началась новая серия «Архивы Кремля», ныне успешно продолженная другими исследователями. В двухтомнике, посвященном отношениям Политбюро и Церкви в 1922–1925 годах, перед нами уже привычный детальный анализ черновиков и копий документов, помет на них, дат, почерков, подписей, который позволил выяснить истинных авторов и вдохновителей новой церковной политики государства, мотивы и способы ее осуществления.
Следует сказать еще об одном направлении работы Н.Н. Покровского, которое сопровождает его всю жизнь. Будучи блестящим лектором, он давно начал делиться своими открытиями не только с коллегами и студентами, но и с куда более широким кругом читателей и слушателей. Школьники, учителя, ученые технических институтов, все, кому довелось слушать его захватывающие рассказы о русской истории, помнят их многие годы. О своих экспедиционных находках и связанных с ними изысканиях Николай Николаевич рассказал в очерках «Путешествие за редкими книгами», выдержавших три издания. Многочисленны его публикации в газетах, сибирских и общероссийских журналах.
В 2007–2011 гг. международным коллективом под руководством Н.Н. Покровского была подготовлена и издана Степенная книга царского родословия, составленная в 1550–1560 годах митрополитом Афанасием. Эта трехтомная публикация опиралась на найденный Николаем Николаевичем древнейший Томский список. А совсем недавно академик Покровский и доктор исторических наук А.В. Сиренов (Санкт-Петербургский государственный университет) завершили подготовку к печати Латухинской Степенной книги — модификации Степенной книги XVI в. Ее создатель — Тихон, архимандрит Макарьевского Желтоводского монастыря под Нижним Новгородом — решительно отредактировал текст XVI в. и дополнил его многими новыми разделами, описывавшими темные годы правления Грозного царя, убийство главы Русской Церкви Филиппа Колычева, прекращение династии Рюриковичей, начавшийся распад страны во время Смуты и возрождение России, правление первых Романовых.
Сегодня академик Н.Н. Покровский продолжает свой ежедневный труд по многим направлениям истории России и Сибири, не включаясь в погоню за модными историографическими течениями и теориями. Редкое умение «задать источнику правильные вопросы» позволяет ученому постоянно продуцировать новое знание. И пусть оно, как всякая научная истина, не будет абсолютным, но зато несомненно — честно добытым и плодотворным.

Н.Д. ЗОЛЬНИКОВА, доктор исторических наук.
Фото С. НОВИКОВА

Год: 
2012
Месяц: 
май
Номер выпуска: 
11-12
Абсолютный номер: 
1058
Изменено 17.05.2012 - 13:57


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47