Skip to Content

КОМАНДИРОВОЧНЫЙ БАРЬЕР

 

Редакция попробовала наглядно представить, что такое 100 рублей в день. Наш «набор командировочного» оказался таким: банка тушенки, 300 г черного хлеба, пакетик чая и два кусочка сахара. Питательно, но на сутки маловато, даже в полевых условиях. А уж если отсюда вычесть пару поездок на городском транспорте...

2 октября профсоюзная организация УрО РАН провела пресс-конференцию, посвященную «знаменательной» дате: ровно десять лет назад, 2.10.2002, вышло в свет постановление правительства РФ № 729 «О возмещении расходов, связанных со служебными командировками на территории России». Этим документом возмещение ограничено 100 (ста) рублями суточных и 550 (пятьсот пятьюдесятью) рублями в сутки за найм жилого помещения.

Эта акция — первая в ряду согласованных действий профсоюзов, пытающихся обратить внимание руководства страны на абсурдную ситуацию в действующем законодательстве. На зарубежные командировки эти нормы выплат не распространяются, на хоздоговорные работы тоже (хотя и там есть нормы, превышение которых облагается налогом), — а вот на командировки по России установленный лимит держится уже десять лет, невзирая ни на какую инфляцию. Ситуация одинакова для всех бюджетников — не только ученых, но и работников образования, медицины и других.

Председатель совета профсоюза УрО РАН Анатолий Иванович Дерягин, открывая пресс-конференцию, отметил, что командировки сотрудников РАН можно разделить на три группы: это поездки на научные конференции, полевые (экспедиционные) работы и служебные командировки сотрудников аппарата. Первые две категории необходимы, если ученый действительно занимается наукой: невозможно представить себе геолога, биолога или археолога, не выходящего из кабинета, да и участие в научных форумах предусмотрено академической отчетностью. Третья — это вопрос сохранения единства Отделения и его материальной базы: специалисты служб президиума обязаны оказывать помощь ученым и коллегам на местах при составлении реестров и кадастров оборудования, помещений, земельных участков, при возможных конфликтах с налоговыми органами и местной властью. Без такой ежедневной работы материальная база Отделения, разбросанная по разным областям и регионам, быстро и незаметно исчезнет — увы, претендентов на собственность РАН всегда хватало.

Профсоюз РАН уже направил письмо в правительство и начал сбор подписей под обращением в Госдуму с требованием изменить действующие нормы. Выступавшие на пресс-конференции сотрудники УрО РАН — ученые, специалисты различных служб — поддержали инициативу профсоюзов и привели конкретные цифры и факты. Действительно, даже в небольших городах Свердловской области найти в гостинице койко-место менее чем за 2 000 рублей в сутки нереально. Но даже если исследования ведутся в лесу или горах, и жить приходится в палатках, все равно на 100 рублей в день прокормиться невозможно. Если же говорить о командировках в отдаленные северные районы, например в Якутию, то там реальные расходы в 5–6 раз выше, нежели в соседних областях. 

Что же происходит в реальности? Фактически ученые едут в поле или на конференцию за свой счет. Администрация научных институтов, стараясь поощрить сотрудников, вложивших личные деньги в госбюджетные исследования, по мере возможности премирует их в конце года — если такая возможность находится. Но, во-первых, эта вынужденная схема не слишком прозрачна; во-вторых, не все (особенно это касается молодежи) могут вложить личные деньги сейчас, рассчитывая на их возврат через полгода… В более выигрышной ситуации оказываются те, кто может вести исследования за пределами России — например, в Казахстане или Украине — поскольку там действуют нормы для загранкомандировок. С любой точки зрения — государственной, человеческой, финансовой, юридической — ситуация ненормальная.

Освещающие пресс-конференцию журналисты искренне не могли понять: почему нельзя платить больше, если деньги есть? Потому что запрещено, объясняли ученые. И специально оговаривались: бюджетники не просят повышения финансирования, они лишь требуют отменить абсурдные ограничения. 

Кто же ответственен за сохранение этих мизерных цифр? Вот это самое интересное. Оказывается, буквально никто. Правительство приняло постановление №279 в 2002 году, поскольку на тот момент оно было наделено такими полномочиями согласно статье №168 Трудового кодекса. Однако два года спустя Федеральным законом №122-ФЗ от 22 августа 2004 года эти полномочия были у правительства изъяты. И сейчас формально никто подобные нормы ни вводить, ни изменять права не имеет. Даже если президент и правительство Российской Федерации дружно согласятся: да, надо поднять планку — юридически никто этого сделать не может! Вначале необходимо, как минимум, принять новый федеральный закон, наделяющий правительство страны правом изменять размеры командировочных. Поэтому профсоюзы и заявили «проблему 100–550» в конкурс на «самый абсурдный административный барьер для развития экономики», объявленный Д.А. Медведевым в ноябре 2011 года.

А. ЯКУБОВСКИЙ

 

 

Год: 
2012
Месяц: 
октябрь
Номер выпуска: 
22-23
Абсолютный номер: 
1066
Изменено 25.10.2012 - 08:04


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
popov@prm.uran.ru +7(343)374-54-40