Skip to Content

В ПОИСКАХ ПРИЗРАЧНОЙ ЗЕМЛИ

 

Экипаж шхуны «Заря». В центре сидит Э. Толль (в шляпе), за ним стоит А. Колчак. Кто здесь Т. Носов, неизвестно. Однако можно предположить, что это матрос с окладистой бородой в первом ряду, потому что староверы из с. Усть-Цильмы, как правило, не бреются. Фото из интернет-Википедии

     В календаре памятных дат, связанных с историей Республики Коми, есть немало таких, которые объединяют ее прошлое с великим прошлым и России, и человечества в целом. Сталкиваясь с этими историческими «отметинами», невольно начинаешь осознавать, что Коми край и его жители не были дремучими и заброшенными на окраину цивилизации, а активно участвовали в разных мероприятиях, оставивших глубокий след в памяти людей. К таковым относится и следующая дата, упомянутая во многих Коми республиканских средствах массовой информации: «110 лет назад — 10 сентября 1902 года — в бухте Тикси трагически погиб уроженец Усть-Цильмы Трифон Матвеевич Носов, участник полярной экспедиции 1900–1902 годов на яхте «Заря» под руководством Э.В. Толля. На судне он исполнял обязанности кочегара, каюра собачьих упряжек и переводчика (хорошо знал ненецкий язык). Имя Носова носят бухта, мыс и гора на западном побережье Таймырского полуострова».

Безнадежны ли поиски?

Честно говоря, повинуясь желанию узнать более подробно о Трифоне Носове, я отдавал себе отчет, что, возможно, поиски дадут мало результатов. Все-таки он был лишь рядовым участником давней арктической экспедиции. Но надежды были связаны с громкими именами его товарищей, чья немеркнущая слава могла осветить и детали трагической судьбы нашего земляка. Кроме того, по собственному опыту знаю, что исследователи Севера — народ особый. Они помнят всех, поскольку удача — это результат общего труда, а ошибка или неосторожность одного может поставить под удар всех. Экспедиции сближают людей крепче кровного родства.

И я не ошибся в своих ожиданиях.

К земле Санникова

Земля Санникова, пожалуй, самый знаменитый остров-призрак в Северном Ледовитом океане. Поиски его продолжались более столетия. А споры о том, был он или нет, идут до сих пор.

Впервые о загадочной земле сообщил в 1811 году Яков Санников, промышлявший песца на северных берегах Новосибирских островов и увидевший «высокие каменные горы» к северу от острова Котельного. Его слова подтверждались многочисленными наблюдениями за перелетными птицами, каждую весну летевшими куда-то на север и возвращающимися осенью с потомством. Закономерный вопрос «отчего эти птицы на север летят?» порождал вполне правдоподобный ответ: они летят на неведомую пока, но богатую и плодородную землю-остров.

Доказать или опровергнуть наличие Земли Санникова было очень трудно. В холодные годы Новосибирские острова скованы льдом, а в теплые периоды океан доступен для навигации всего два-три месяца в году. Добавьте сюда полярную ночь, длящуюся здесь около четырех месяцев, труднодоступность региона, неласковую погоду, торосы и полыньи на пути собачьих упряжек — и становится понятной вся грандиозность проблемы.  

Убежденным сторонником существования Земли Санникова был знаменитый полярный исследователь барон Эдуард Толль. По его мнению, Яков Санников наблюдал побережье северного полярного континента Арктиды. На поиск этой загадочной земли были нацелены арктические экспедиции барона. 13 августа 1886 года Э. Толль записал в своем дневнике: «В направлении на северо-восток ясно увидели контуры четырех столовых гор, которые на востоке соединились с низменной землей. Таким образом, сообщение Санникова подтвердилось полностью. Мы вправе, следовательно, нанести в соответствующем месте на карту пунктирную линию и написать на ней: „Земля Санникова“». В1893 году он вновь визуально фиксировал на горизонте полоску гор, которые он отождествил с Землей Санникова.

Но все было не так просто. В том же году Фритьоф Нансен прошел на своем судне «Фрам» мимо Новосибирских островов, но не нашел никаких следов Земли Санникова. В своем двухтомном описании похода на «Фраме», Нансен записал: «20 сентября 1893 г. Мы находились значительно севернее того места, где, по мнению Толля, должен был лежать южный берег Земли Санникова, но примерно на той же долготе. По всей вероятности, эта земля — лишь небольшой остров, и во всяком случае она не может заходить далеко к северу».

Забегая вперед, скажем, что Землю Санникова так и не нашли. В 1937 году ледокол «Садко» во время своего дрейфа прошел возле предполагаемого острова и с юга, и с востока, и с севера, но ничего, кроме океанских льдов, не обнаружил. По просьбе академика В. Обручева в тот же район были посланы самолеты арктической авиации. Однако, несмотря на все усилия, эти поиски дали отрицательный результат. Таким образом, было установлено, что Земли Санникова не существует. По мнению исследователей, Земля Санникова, как и многие арктические острова,  возможно, была сложена не из скал, а из так называемого ископаемого льда, поверх которого лежал слой грунта. Со временем лед растаял, и Земля Санникова исчезла.

Экспедиция 1900–1902 годов

В 1900–1902 годах Эдуард Толль на шхуне «Заря» предпринял полярную экспедицию, целью которой было изучение морских течений в Северном Ледовитом океане, а также поиск новых островов в Арктике. Барон очень надеялся найти Арктиду.

Шхуна была приобретена в Норвегии по рекомендации Ф. Нансена. Капитаном команды корабля стал лейтенант Николай Коломейцев. А сама команда состояла из боцмана Никифора Бегичева, старшего машиниста Эдуарда Огрина, матросов Семена Евстифеева, Сергея Толстова, Алексея Семяшкина, Ивана Малыгина, Василия Железнякова, Николая Безбородова, второго машиниста Эдуарда Ширвинского, старшего кочегара Ивана Клюга, второго кочегара Гавриила Пузырева, третьего кочегара Трифона Носова и повара Фомы Яскевича. В научный состав экспедиции входили ее начальник Э. Толль, Федор Матисен, Александр Колчак (будущий Верховный правитель России), Алексей Бялыницкий-Бируля, Фридрих Зееберг и врач Герман Вальтер.

В августе 1900 года шхуна вышла в Карское море, где вскоре была блокирована льдами на 24 дня. Затем путь был продолжен, и первая зимовка экспедиции прошла у берегов Таймыра. Летом 1901 года экспедиция обследовала Таймыр. 25 августа «Заря» направилась на поиски Земли Санникова, однако уже 9 сентября наткнулась на пояс мощных льдов. Вторая зимовка состоялась в Нерпичьей бухте.

В июле 1902 года Э. Толль в сопровождении 3 человек отправился на собачьих упряжках к острову Беннета, куда два месяца спустя должна была подойти и шхуна «Заря». Но из-за тяжелой ледовой обстановки «Заря» не смогла подойти к острову Беннетта в назначенный срок и получила серьезные повреждения, делавшие невозможным дальнейшее плавание. В сентябре 1902 года капитан был вынужден увести судно в бухту Тикси, расположенную в южной части моря Лаптевых, к юго-востоку от устья реки Лены. Группа Э. Толля, не дождавшись «Зари», приняла решение самостоятельно двигаться на юг в сторону континента, однако дальнейшие следы этих человек не обнаружены до сих пор.

Академия наук России обратилась к судовладелице А.И. Громовой, которая имела пароход «Лена», с просьбой спасти членов экспедиции, получив взамен поврежденную шхуну «Заря». Пароход вывез людей и  снаряжение со шхуны. Экипаж «Зари» по реке Лене прибыл в Якутск, а в декабре 1902 года уже был в Петербурге.  «Заря» осталась в бухте Тикси и несколько лет использовалась судоходной компанией А.И. Громовой. В 1915 году на судне вспыхнул пожар, и оно сгорело до уровня ватерлинии.

Трагедия в бухте Тикси

Пароход «Лена» вошел в бухту Тикси 30 августа. «Заря» и «Лена» стали борт о борт, и началась ускоренная перегрузка снаряжения экспедиции, так как капитан «Лены» опасался, что на море вот-вот начнется ледостав.

Торопливость и привела к трагедии. Матрос Безбородов, разряжая винтовку, произвел нечаянный выстрел и попал в ногу кочегару Носову. И это бы полбеды, но пуля была с развертывающейся оболочкой — знаменитая «дум-дум». Носов лежал в луже крови: выходное пулевое отверстие было вчетверо больше входного. Ему отвели просторную каюту на «Лене». Он держался мужественно, уверяя всех, что рана пустяковая. 

2 сентября «Лена» снялась с якоря и отправилась в дельту реки Лены. Речные суда здесь ходили редко, лоцманской карты не существовало, и судно очень скоро и основательно село на мель. К счастью, приливная волна сняла корабль с мели, и он пошел вверх по реке. Но дела Носова шли плохо, начался сепсис, и 10 сентября (по старому стилю) он умер. 

12 сентября пароход прибыл в поселок Булун — первый значительный населенный пункт на реке Лене. Здесь и был похоронен Трифон Носов вблизи церковной ограды… 30 декабря «Лена» подошла к Якутску.

Потрясает то, что оставшиеся в живых участники экспедиции Э. Толля изготовили Т. Носову памятник в Петербурге и доставили его на могилу матроса. На черном отполированном камне, по форме напоминающем корабельную рынду-колокол, выбиты слова: «Команды яхты «Заря» Трифон Носов умер 10-го сентября 1902 г. 26-ти лет. От товарищей по Русской полярной экспедиции 1900–1902 года». 

Могила Т. Носова на булунском кладбище. Фото Анатолия Мигова. 2009 год

Булун нынче заброшен, осталось только старое кладбище. Место глухое и безлюдное, как раз перед входом в «Ленскую трубу» — так называется последний участок реки перед выходом в устье. Берега здесь сужаются до одного километра, по берегам крутые скалы, ветер и сумасшедшая скорость течения.

Любопытно, что на том же заброшенном булунском кладбище стоит памятник Якову Санникову, богатому купцу и промышленнику, прямому потомку «того» Санникова, именем которого названа ненайденная земля. Он помогал деньгами, продовольствием и собаками всем знаменитым полярным исследователям своего времени: адмиралу Анжу, барону Толлю, доктору Бунге, Фритьофу Нансену. Король Швеции наградил Я. Санникова золотой медалью, а российское правительство в свое время присвоило ему звание почетного потомственного гражданина России.

 Алексей ИЕВЛЕВ, г. Сыктывкар

 

Год: 
2012
Месяц: 
октябрь
Номер выпуска: 
22-23
Абсолютный номер: 
1066
Изменено 25.10.2012 - 08:25


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47