Skip to Content

В формате сотрудничества

Директор Института философии и права УрО РАН член-корреспондент Виктор Руденко представил в выступлении на финальной экспертной сессии ФАНО, прошедшей в Москве 10 октября, свое видение принципов реформирования Академии, которое разделяют многие российские ученые.

Предлагаем читателям краткое изложение его позиции.

— По итогам как региональных, так завершающей экспертной сессии ФАНО можно сделать вывод, что в ходе реформирования Академии наук федеральное агентство не намерено действовать директивными методами. Напротив, сотрудники ФАНО стремятся вникнуть в суть академических процессов, изучить обстановку на местах, а главное, готовы к обсуждению форм реструктуризации и ждут предложений академического сообщества по выработке нового формата жизни институтов.

Прежде всего я бы призвал сотрудников Академии руководствоваться во взаимодействии с ФАНО исключительно официальными документами. До последнего времени мы находились в информационном вакууме. Ученые питались слухами, неофициальными сведениями, полученными в «кулуарах», часто в институты поступали документы неизвестного происхождения. В результате люди нервничали, появлялись всякие домыслы о том, кого и с кем собираются «сливать». Так, недавно в наш Институт философии и права УрО РАН пришел план реструктуризации научных учреждений, в котором, в частности, упоминается о том, что директора присоединяемых институтов должны вот-вот получить уведомления об увольнении и что им будут предложены некие вакансии. Вроде бы этот документ исходит от ФАНО, однако должностными лицами он не подписан. Подобные документы не стоит воспринимать как истину в последней инстанции. Ведь и июньское письмо руководителя федерального агентства М.М. Котюкова в Минобрнауки, о котором так много говорят, не являлось нормативным документом и содержало не готовые решения относительно новых форм организации академической науки, а предложения для обсуждения научным сообществом.

С другой стороны, нужно расстаться с иллюзией, что кардинально в нашей жизни ничего не изменится: поговорят-поговорят — и спустят реформу на тормозах. ФАНО в любом случае будет осуществлять реструктуризацию, а вот в каких формах, во многом зависит от позиции Российской академии наук и ее президиума. Эта позиция должна быть конструктивной. На мой взгляд, утверждение о преждевременности реорганизации академических институтов в постановлении президиума РАН от 23 сентября отнюдь не способствует взаимопониманию Академии и ФАНО и декларируемой выработке согласованных подходов к реформе. Жесткое противостояние было актуально в 2013 году, когда шло обсуждение проекта закона о реформировании РАН, но после вступления его в силу оно потеряло смысл. Сейчас для Академии важно выдвинуть свой альтернативный проект реструктуризации академических институтов, поскольку в отсутствие такого проекта ФАНО будет действовать на основании собственных представлений о «формах реформы» и отчасти с учетом обсуждения их на экспертных сессиях. Региональные отделения РАН уже представили свои проекты. Так, проект Уральского отделения РАН включает 16 предложений о создании крупных ассоциаций, ориентированных на решение масштабных научных задач.

На мой взгляд, ФАНО совместно с Академией наук необходимо принять программный концептуальный план развития сети научных организаций, подобный, к примеру, государственной программе противодействия коррупции. Это должен быть именно план, а не концепция, поскольку концепции обычно носят общий характер и реализация заявленных в них целей растягивается на многие годы. А в концептуальном плане могут быть намечены как долгосрочные перспективы и приоритеты, так и конкретные мероприятия на текущий год, назначены ответственные, определены нормативные акты, которые необходимо принять, и такой план может ежегодно корректироваться.

Конечно, прежде всего нужно определиться с целями реформирования науки. Заявленная цель правительства — вывести российскую науку на мировой уровень, достичь мировых показателей. Однако многие ученые считают, что главная цель реформы — сокращение количества бюджетополучателей. Чтобы убедить людей в обратном, надо показать им, что будут созданы действительно разумные организационные структуры, обновлена приборная база, обеспечены бесперебойное финансирование, достойная зарплата, возможность выезжать за рубеж. Сейчас мы можем попасть на международную конференцию только за счет принимающей стороны — а как публиковаться в рейтинговых журналах, если не поддерживать контакты с иностранными коллегами?

Далее нужно определиться с базовыми принципами развития научных организаций. Тут желателен баланс между директивными методами принятия решений, характерными для государственных органов, и принципом академической свободы, которым всегда руководствовались в Академии наук. Последний очень эффективен — ученые могут лучше определиться с численностью коллектива, которая необходима для решения поставленной государством задачи. Сейчас стала «крылатой» фраза: маленький коллектив не может решать большие задачи. Следовательно, в институте должно быть не меньше 500 человек. Но в гуманитарной сфере такой подход совсем не оправдан. Есть много примеров успешно работающих гуманитарных институтов численностью 30–40 сотрудников.

Другой важнейший принцип — принцип открытости. Следовать ему необходимо для формирования положительного имиджа как ФАНО, так и Академии наук.

В документе, который определит дальнейшую жизнь академического сообщества, нужно отразить правовые формы, в которых будет проходить структуризация. Сейчас на слуху идея создания научных консорциумов. Однако консорциумы, например, объединения банков или банков с предприятиями, эффективны скорее в предпринимательской, чем в академической сфере. Если собрать в консорциум бюджетные организации, то встанет вопрос, как объединять бюджетные средства, и он потребует тщательной проработки. Обязательно нужно учитывать сложившуюся структуру функционирования институтов, их взаимодействия с РАН и ее региональными отделениями. Если, например, часть научных организаций перейдет в вузовскую систему, — а такие предложения со стороны вузов постоянно поступают, — то каким образом будет РАН осуществлять прописанное в законе научно-методическое руководство ими? Наконец, программный план должен предусматривать меры социальной поддержки ученых, в том числе ветеранов РАН, тогда может решиться проблема старения кадров.

И еще на двух моментах хотелось бы остановиться. Многие выступавшие на сессии сетовали на то, что в последнее время в российской науке усиленно внедряется принцип конкурсности. Не все институты выдерживают этот пресс — конкурсов становится слишком много. Получается, что сотрудники, бесконечно занятые оформлением заявок на конкурсы, не успевают работать по базовым направлениям. Непродуктивно и увлечение наукометрическими показателями. Ученый сегодня вынужден тратить время и силы на искусственное повышение своего индекса цитирования, вместо того чтобы заниматься реальными научными исследованиями и представлять их результаты в новых публикациях.

Подготовила Е. Понизовкина
 

Изменено 17.10.2014 - 09:10


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
popov@prm.uran.ru +7(343)374-54-40