Skip to Content

ОТ ФУНДАМЕНТАЛЬНОГО К КОММЕРЧЕСКОМУ: ИЛЛЮЗИИ И ТОЧКИ РОСТА

18 мая в Екатеринбурге, в технопарке «Университетский» состоялось большое совместное совещание президиума Уральского отделения РАН, рабочей группы по взаимодействию УрО с Уральским территориальным управлением ФАНО России и правительством Свердловской области. Представительность мероприятия, время и место его проведения определены актуальностью темы — возможности академических НИИ по коммерциализации своих разработок, их включение в инновационную цепочку на этапе внедрения. Как отметил председатель УрО РАН академик Валерий Чарушин, цель встречи — обсудить, как развиваются отношения между промышленностью и фундаментальной наукой, как вместе отвечать на вызовы времени. Обсуждение получилось содержательным и обозначило проблемы далеко не только региональные.

 
«УНИВЕРСИТЕТСКИЙ»
В КОНТЕКСТЕ ПРИОРИТЕТОВ ОБЛАСТИ
Хорошей прелюдией к разговору стала экскурсия по технопарку, организованная для гостей его руководством, конкретно — заместителем генерального директора Маратом Нуриевым. Степень и качество реализации проекта «Университетский» — одного из двенадцати технопарков страны, создаваемых по специальной федеральной программе Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, в данном случае при активной поддержке правительства Свердловской области, впечатляют. Современный комплекс площадью 28 000 квадратных метров среди лесного массива и одновременно рядом с аэропортом, в двадцати минутах езды от центра мегаполиса, в пятнадцати — от Уральского федерального университета, с гигабитным интернет-каналом с «оптикой» на каждом этаже и даже вертолетной площадкой способен удовлетворить запросы самого взыскательного резидента. Из того, что довелось увидеть своими глазами, особый интерес вызвали один из двух самых больших 3D принтеров в стране (второй — в Казани), использующийся для обратного инжиниринга, то есть для воспроизведения любого изделия без документации, продукция фирмы, разрабатывающей оборудование для конечного цикла производства — упаковки, фасовки и т.д. (о котором, как выяснилось, наши бизнесмены задумываются в последнюю очередь, поэтому ниша на рынке не заполнена), конструкторское бюро оригинальных дронов-беспилотников, в том числе для исследовательских целей. Но это только небольшая часть уже работающих на площадях парка малых инновационных предприятий (сегодня их 30) и тем более его плановой загрузки. Технопарк, приоритетные направления деятельности которого — IT технологии, автоматизация производства, энергоэффективность и материаловедение, развивается с 2013 года и пока загружен на 65,5 %. Прогнозируется, что в будущем его резидентами будет реализовано порядка сотни инновационных проектов с выручкой около 2 млрд руб. И, конечно, здесь самое место стартаперам с перспективными технологиями, тем более что «Университетский» в будущем претендует на статус филиала «Сколково». Другое дело — насколько органично среди них могут выглядеть собственно академические подразделения, нужны ли они тут по определению?

О том, как идет процесс внедрения результатов научных разработок в промышленное производство Среднего Урала, рассказал заместитель министра промышленности и науки Свердловской области (именно областному  правительству принадлежат 100% акций «Университетского») Сергей Пересторонин (на фото вверху). Сегодня в индустриальном крае доля предприятий высокотехнологичных отраслей составляет 28%, но это в разы меньше, чем в развитых странах. Инновационную инфраструктуру области создают уже 9 технопарков, включая специализированные, такие, как химический в Нижнем Тагиле, биомедицинский в Новоуральске, горнопромышленный в Екатеринбурге и комплексные — «Академический» и «Университетский». Поддержка инновационного процесса осуществляется с помощью областного Фонда технологического развития, других региональных и федеральных структур, особенно активно с фондом Бортника. Министерство оказывает оргпомощь специализирующимся на ноу-хау малым предприятиям, анализирует данные по подлежащим внедрению разработкам, заинтересованности в них. Замминистра подчеркнул, что для выработки более четкого «внедренческого» механизма правительству  необходим непрерывный контакт с УрО РАН и УТУ ФАНО России.
Конструктивным продолжением презентации «Университетского» стало выступление руководителя регионального Центра нормативно-технической поддержки инноваций Свердловской области Ларисы Игнатенковой. Центр этот, созданный в ноябре прошлого года, занимается крайне важной для инноваторов работой по продвижению их продукта на рынки, включая выявление степени их коммерциализуемости, обеспечение документацией и укрепление кадрового потенциала. Академическим институтам Лариса Аркадьевна предложила создать коллективный испытательный центр, в том числе виртуального, для измерения и последующей сертификации оригинальной продукции с объединением возможностей резидентов «Университетского» и НИИ. 
 
КОЦЕПЦИИ
ОТ ФАНО…
Большое внимание проблеме «практического выхода» уделяют в Федеральном агентстве научных организации, подчеркнул во вступительном слове руководитель Уральского теруправления Игорь Манжуров. Неслучайно впервые в Екатеринбург именно на это совещание приехал начальник управления развития программ и проектов ФАНО Михаил Дьяченко. Михаил Юрьевич (на фото слева внизу) представил динамичную теоретическую схему коммерциализации академической жизни, отнеся к сдерживающим ее факторам недостаток у персонала соответствующих навыков, знаний, мотивации, отсутствие системной финподдержки инновационной инфраструктуры, нехватку информации о технологических рынках, слабую интеграцию инновационных организаций и (как ни странно, в последнюю очередь) отсутствие системного спроса на научно-технические разработки со стороны отечественной промышленности, бизнеса и общества. Общий смысл схемы, конечная цель которой — развитие технологичного бизнеса, ориентированного на международный рынок, приблизительно следующий: в вузах целенаправленно, с помощью базовых кафедр, целевой контрактной подготовки «выращиваются» кадры для академических институтов, в которых формируются отдельные инновационные подразделения, малые инновационные предприятия с привлечением инвесторов, выполняющие функции акселерации. МИПы, которые могут создаваться несколькими институтами, вузами с привлечением экономистов, менеджеров, образуют высококвалифицированные команды, которые должны доводить научные результаты до промышленных образцов. На завершающем этапе создаются компании-стартапы для выведения продукции МИПов на рынок с получением институтами конкретной прибыли. Принципиально новое в этой модели — то, что молодой специалист приходит в институт на три-пять лет по срочному договору и уходит с задачей реализовать созданный за это время продукт. То есть академические НИИ должны стать еще и кузницей бизнес-кадров, что никогда не входило в их функции.
Несколько позже возможную модель взаимодействия академических институтов и промышленных предприятий предложил заместитель руководителя УТУ ФАНО Александр Сандаков (на фото справа внизу). Процесс заполнения пустоты, образовавшейся в результате, по существу, ликвидации в стране отраслевой науки, с точки зрения Александра Витальевича, надо строить так, чтобы сотрудники в максимальной степени сохранили свой род занятий и не отвлекались от научного процесса на выполнение инженерных и бизнес-функций. При этом новые юридические лица не создаются, размывания коллектива института не происходит. Для этого нужно постоянное взаимное информирование о потребностях предприятий и наработках ученых, анализ их готовности к внедрению, определенный уровень культуры договорных отношений и взаимных обязательств, в частности по выплатам за использование интеллектуальной собственности и много чего еще. Оговорено, что реализация модели несет в себе риски — такие, как отсутствие гарантии результата и технически, и экономически, неопределенность сроков, затратность, и все же (добавим от себя) выглядит она гораздо «ближе к жизни», чем превращение учреждений фундаментальной науки в инкубаторы для деловых людей.
 
…АКАДЕМИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ…
С «академической» стороны обстоятельный анализ состояния коммерциализации научных разработок в институтах Уральского отделения РАН, ныне подведомственных ФАНО России, дал зам. председателя УрО РАН академик Николай Мушников. Начал он с того, что академические научные организации, изначально «заточенные» на фундаментальные исследования и получение новых знаний, государство сегодня очевидно переориентирует на прикладные работы с быстрым экономическим эффектом. Бюджет ФАНО, финансирование программ РАН планомерно сокращаются, приоритет развития фундаментальной науки отдается ведущим университетам и национальным исследовательским центрам. Отсюда, в частности, серьезнейшие проблемы с обновлением оборудования (в 2016 году за счет всех источников расходы на него уральских институтов составили 3,3% от общего объема финансирования, тогда как в естественно-научной сфере они должны быть не меньше 20–25%). Поэтому коммерциализация результатов становится условием выживания. По выводам финансово-экономического управления УрО РАН, уверенно работать сегодня могут организации, объем внебюджетных средств которых составляет более 45%. Из 60 организаций, находящихся в регионе деятельности Уральского ТУ ФАНО России, таких только 14, для 15 объем внебюджетных денег составляет меньше 10%, а для 36 доля субсидии на государственное задание превышает 70%. Неоднородная ситуация в региональных научных центрах. В учреждениях Пермского НЦ доля внебюджетных средств в среднем составляет 64%, тогда как в Коми НЦ — только 9,7%. Могут ли институты-лидеры поделиться опытом успешного зарабатывания денег?
Опыт этот, даже по выборочным данным, очень разный. Есть несколько форм юридического оформления взаимодействия с предприятиями — от мало к чему обязывающего договора о сотрудничестве до лицензионного договора (когда право использования интеллектуального продукта передается на определенных условиях, а его собственником остается институт) и договора об отчуждении исключительного права (когда результат интеллектуальной деятельности полностью «продается» партнеру за единовременную выплату или роялти от реализации). Самой традиционной, понятной и прозрачной формой остается хоздоговор с четким обозначением объема, сроков работ и их стоимости, хотя и у него есть свои минусы. С 2009 года, после внесения соответствующих изменений в закон «О науке и государственной научно-технической политике», бюджетные научные учреждения получили право быть учредителями (или соучредителями) специализированных хозяйственных обществ, причем для малых инновационных предприятий предусмотрен ряд льгот, таких как аренда помещений без конкурсов, упрощенное налогообложение и уменьшение страховых взносов. Но несмотря на отдельные положительные примеры, в целом программа создания МИПов с участием академических институтов, в том числе на Урале, буксует. После принятия названного закона в академических организациях, подведомственных ФАНО России, по данным его руководства, было создано около 400 малых инновационных предприятий, из них сегодня функционируют не более 60. Наиболее часто называют следующие проблемы: наука и бизнес трудно совместимы в принципе, и когда молодые сотрудники уходят из одной сферы в другую, наносится ущерб фундаментальным исследованиям; малые предприятия больше подходят для вузов, где есть постоянный приток молодежи, готовой попробовать себя в бизнесе, в институты же приходят подготовленные молодые люди, предпочитающие заниматься наукой; МИПы имеет смысл создавать только под конкретные проекты, которые через другие формы реализованы быть не могут (гранты для бизнеса, федеральные и региональные программы), единичные заказы удобнее выполнять в рамках хоздоговоров; малому бизнесу нужны постоянные меры поддержки, которые призваны обеспечивать технопарки, бизнес-инкубаторы, институтам такая деятельность не свойственна, это могут себе позволить только крупные научные центры. Кроме того, создание малых предприятий с участием институтов —  всегда объект пристального внимания контролирующих органов, поскольку в них неизбежно смешиваются государственная и частная собственность, а контролеров институтам со всех сторон и без того хватает.
Альтернатива малым инновационным компаниям типа «стартап» — малые компании, возникающие при контакте научной организации с крупным предприятием, устойчиво стоящим на рынке. Такие компании типа «спин-офф», ассоциированные с крупным бизнесом, имеют возможность сразу включиться в высокотехнологичное производство в условиях гибкого реагирования на запросы рынка. Но что при этом получит институт — целиком и полностью зависит от уровня отношений между наукой и бизнесом. Вывод академика Мушникова: важнейшая задача сегодня — преодолеть взаимные иллюзии науки и бизнеса, чтобы определить направления общего интереса и начать реальное сотрудничество, а оптимальная форма его организации найдется в процессе совместной работы. Предварительные единые схемы и концепции помогут здесь вряд ли.
Затем опытом практической реализации инновационных проектов в Пермском федеральном исследовательском (прежде Пермском научном) центре УрО РАН поделился академик Валерий Матвеенко. Опыт этот достоин как минимум осмысления, если не распространения, насколько возможно тиражирование специфики региона и накопленных в нем традиций. Пять институтов ПФИЦ (ПНЦ) плюс два отдела и лаборатория фотоники вместе с двумя исследовательскими университетами и филиалом Высшей школы экономики при поддержке руководства края нашли такую форму взаимодействия с промышленностью, которая, не нарушая пропорции «фундаментальное — прикладное» (так, Институт механики сплошных сред по числу научных публикаций в своей референтной группе занимает первое место) дают хороший инновационный эффект и ощутимую прибыль ученым. В крае создана мощная, активно работающая ассоциация научных и инновационных учреждений и предприятий, для выявления талантливой молодежи регулярно проводится региональный конкурс проектов по программе УМНИК. Только в 2016 году в регион из Фонда содействия инновациям на поддержку молодых ученых, занимающихся научной деятельностью, имеющей перспективу коммерциализации, было привлечено 17 400   тыс. рублей. Спектр уже внедренных и готовящихся к внедрению разработок очень широк — от высокоэффективного средства пожаротушения до материалов для суперсовременных авиадвигателей, междисциплинарных проектов для медицины, в частности противоопухолевой. Завершилось выступление красивым фильмом об универсальном использовании технологии вентиляции шахт, разработанной в Институте горного дела, где профессиональный уровень привлечения внебюджетных средств традиционно высок.
Наконец, заместитель директора Института химии твердого тела УрО РАН (Екатеринбург) доктор химических наук Евгений Поляков на опыте ИХТТ рассказал об особенностях хоздоговора как способа коммерциализации инновационных разработок. Его общий вывод — для продвижения и внедрения разработок «оперативного» характера с финансовым объемом до 100 млн р. создавать при НИИ посреднические фирмы необходимости нет. Для этого достаточно прямых хоздоговоров с заказчиком. Более же крупные долгосрочные проекты требуют индивидуального инженерно-организационного исполнения.
 
…И КОНСТРУКТИВНОЕ ЗЕРНО
Пожалуй, с самым интересным и конкретным предложением к институтам УрО РАН и УТУ ФАНО от высокотехнологичной промышленности выступил Андрей Мисюра (фото на с. 6), генеральный директор НПО автоматики имени академика Н.А. Семихатова (Екатеринбург) — одного из крупнейших предприятий России в области разработки и изготовления систем управления и радиоэлектронной аппаратуры для ракетной и космической техники, а также для автоматизации производства и технологических процессов в различных отраслях. Андрей Васильевич убежден, что предприятия такого типа не могут «сидеть» только на оборонзаказе, они должны развивать новые гражданские направления, исходя из понимания перспективы рынка. Если такое понимание есть — источник финансирования в стране найти можно. Представив ряд возможных проектов для совместной реализации с институтами УрО РАН, он предложил отработать системный подход взаимодействия, распространимый на сотрудничество  с другими оборонными предприятиями. А именно, НПО, имеющее огромные компетенции в области приборостроения, готово заключить договоры, по которым оно могло бы изготавливать образцы приборов по идеям институтов и находить для них рыночные ниши, то есть «освободить ученых от производства железа».
Концептуально важным и очень профессиональным было видеовключение из Сибири, в котором директор биомедицинского кластера технопарка Новосибирского академгородка Мария Галямова поделилась опытом развития высокотехнологичных предприятий, реализующих разработки академических институтов. Краткие тезисы ее выступления — в научном институте можно получить только научный продукт, «повод для создания продукта коммерческого», единичные случаи успеха — исключение, нельзя сделать это и в технопарке; технопарк — не столько помещения и «мини-предприятия», сколько набор сервисов: юридическое, патентное, аналитическое сопровождение; без МИПов коммерциализация научных разработок невозможна, но если они «сидят» в институте — такого сопровождения не получат. МИПЫы выращиваются в специальном бизнес-инкубаторе. «Мы не строим заводы, а создаем наукоемкие бизнесы, строим экосистему для их развития. А еще предоставляем предприятиям «окна входа» в институты, и эти окна — одновременно точки притяжения инвестиционных партнеров», — пояснила Мария Ришатовна.
Завершило программу совещания сообщение академика Леонида Смирнова об итогах рассмотрения академических разработок экспертным советом при Министерстве промышленности и науки Свердловской области. Леонид Андреевич напомнил, что совет этот на общественных началах действует уже около 20 лет, его задача — инвентаризация «прикладных» проектов, их оценка и информирование о них предприятий. На настоящий момент рассмотрено 95 предложений, из них полностью готовых к внедрению 56 и 39 — близких к готовности. Несколько предприятий, таких, как Уралвагонзавод, «Вектор», завод радиоаппаратуры проявили к ним интерес. Подчеркнуто, что, по экспертной оценке, завершенность большинства проектов относительная, а предприятиям нужны готовые технологии, и этот пробел надо восполнять.
Подводя итоги, председатель УрО РАН академик Чарушин отметил полезность встречи, обозначившей, при всей спорности представленных схем и моделей, новые возможности. При этом он констатировал, что для региональных связей промышленности и академических институтов три года, прошедшие после начала коренного реформирования Академии наук, по существу, потеряны. К 2013 году у УрО РАН было три десятка соглашений с крупными предприятиями, концернами, программы взаимодействия периодически анализировались и централизованно утверждались, а теперь, после переподчинения институтов эти связи необходимо восстанавливать. И технопарк «Университетский» может стать здесь хорошим посредником.
Подготовили Андрей
и Елена ПОНИЗОВКИНЫ
Фоторепортаж
Павла КИЕВА
 
Год: 
2017
Месяц: 
июнь
Номер выпуска: 
11
Абсолютный номер: 
1157
Изменено 19.06.2017 - 16:18


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
popov@prm.uran.ru +7(343)374-54-40