Skip to Content

АНДРЕЙ КОМЛЕВ: ДИКТУЕТСЯ ИЗ ГЛУБИНЫ

(Стихи из книги «Пристально»)
Уже не одно десятилетие екатеринбуржец Андрей Петрович Комлев известен и ценим в кругах почитателей поэзии. Давний друг редакции «НУ», он появлялся на наших страницах и в качестве самобытного филолога, исследователя загадочных аспектов происхождения и содержания «Слова о полку Игореве».
Сегодня мы представляем вышедший в прошлом году сборник его стихов недавнего времени. «Пристально» в данном случае — это не только принцип отображения жизни в слове. Это еще и определяющая черта автора-наблюдателя, через созерцание — полноценного соучастника всего происходящего вокруг.
Пока свеча витает,
не погасла,
и ты в сейчас
на миг, навеки заслан —
можно успеть многое. Можно опечалиться при виде происходящего непосредственно рядом, в стране и в мире — порой, кажется, сходящем с ума, где «нету подлинника — / нету и подделки». Но можно и напротив — остро почувствовать красоту и уникальность этого самого мига, в обыденном осеннем пейзаже сопоставить «суть жаркого куста / и мирового древа», прожитые годы посчитать не грузом, а достоянием, поблагодарить от сердца – время, людей, жизнь, любовь… В книге достаточно стихов остросоциальных, записанных по горячим следам политических событий. Но не меньше и лирики, искренних чувств и углубленных размышлений. В них «первородная память жива», в скорбях житейских они приходят на помощь, убеждая, что «легче для души / век жить по чести».
Настоящий поэт всегда полемизирует прежде всего с самим собой, но настоящие стихи без всяких специальных ухищрений находят союзника и единомышленника в читателе. А иначе — зачем?..
Е. Изварина. Фото В. Осипова
Пристально
Сквозь поток
теряется улов.
Издали мирские побуждения
лишь иллюзии…
А жизнь — любовь,
творчество
вне самоутверждения.
 
И мерцают
на границе грез
чашечки
фарфора
чайных роз.
 
Из цикла «Путешествие»
Вновь за вагонной жестью
явь обернется сном —
клуб кинопутешествий
прямо перед окном.
 
Хоть потянись, поторогай...
Поздно. Та даль утекла,
канув над скорой дорогой
с ходу за кадром стекла.
 
Из цикла «На ходу»
Вчерашнее время стеною
отложено —
память чиста.
Да желтая прядь сединою
склонилась
на зелень куста.
 
Дичками по веткам краснея,
свершает
годичный обход
соседская яблонька,
с нею
колеблется призрачный свод.
 
Прохладно
овеяно темя
уже на обратном пути.
Вернусь
во вчерашнее время…
Ключи попытаюсь найти.
 
Ответ
Мы в молодости
к лучшему стремились —
хотелось век
спровадить за окно
да в идеальном
прописаться мире,
романам подражая
и кино.
 
Но вновь —
святое поминая всуе —
охочие
решать за всю страну
временщики
ломились в наши судьбы…
Да суть одна —
и впредь, и в старину.
 
То разнотравьем
утоляя жажду,
то глядя
на осеннее жнивье —
опознаем,
что в полной мере важно
не править жизнь,
а чувствовать ее.
 
Из цикла «Сентябрь»
И это не пустяк —
в наборе оборотном
дареные за так
осенние полотна.
 
Улыбкой на уста
да на сердце сугревом —
суть жаркого куста
и мирового древа.
 
И потому сентябрь
творит свои картины —
не путаясь в сетях
оконной паутины.
 
Портрет
Глядел насквозь
в житейский омут,
да не срывался под откос,
когда барахтался по склонам
и небесам твердил запрос.
 
И возглашал заздравный тост,
и примерялся к эталонам…
Авось ответ по сути прост,
а ускользал в просторе оном.
 
Пускай не глыба, не утес,
зато вовек —
с природным лоном…
По жизни был полу-Обломов,
по юности — полу-Атос.
 
Из цикла «Истово»
Сколько бы
беспутное не длилось,
как бы проходимцам не везло —
уповал —
наступит справедливость,
канет ниспровергнутое зло.
 
Ничего в реальном не исправил,
ничего в грядущем не улучшил.
Исключений нет
из плоских правил.
Но стихи не рифмовал на случай.
 
Не внимал
трибунным обещаньям.
Нынче это сплошь наоборот...
А подвластен
юношеским чаяниям,
верую в природу и народ.
 
Выбор
…Ратовали,
понимая, что врут,
а полагалось врать:
мол, человек
человеку друг,
он же товарищ, брат.
 
Нынче
как будто не дураки
рады вещать воочию:
дескать, все люди
везде враги,
жить нам всегда по-волчьи.
 
В сущности
на путях прогресса
мир преуспел
не очень…
Национальные интересы
выше
надежд всеобщих?
 
Стало быть,
силовой напор
сменится сытой ленью…
Да не сулит
вдохновенных гор
лагерное мышление.
 
Из цикла «Время»
Вера в завтра —
наивными вздохами…
Но диктуется из глубины —
мол, не столь однозначно
с эпохами:
есть поярче, иные темны.
 
Небо звездное —
нитями жемчуга.
У крахмальных дерев —
кружева.
Дышит рядом вселенная —
женщина.
Первородная память жива.
 
Эскиз
Озадаченно зимний люд
замыкается в хороводе…
 
Для кого-то годы идут.
Для кого-то годы уходят.
 
Над пространством
земных угодий
блещут искорки там и тут…
 
Для кого-то годы уходят.
Для кого-то годы идут.
 
Цена
Без житейских трезвонов,
без глухого нытья
сознавать напряженно
каждый миг бытия.
 
Меж обычного сброда
новым листьям поверь.
Хорошо, что природа
не захлопнула дверь.
 
Почему-то прощая
вековые грехи…
На обжитом причале
у стихийной реки.
 
Год: 
2019
Месяц: 
май
Номер выпуска: 
9-10
Абсолютный номер: 
1194
Изменено 21.05.2019 - 14:34


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47