Skip to Content

ДРАМА ХРАМА: ИСТОРИЯ С ГЕОГРАФИЕЙ

К дискуссии вокруг места строительства храма Святой Екатерины
В июне в Институте экономики УрО РАН (Екатеринбург) проходила 36-я сессия экономико-географической секции Международной академии регионального развития и сотрудничества, где специалисты из Института географии РАН, МГУ и других научных центров России обсудили инновации в территориальном развитии. С одним из ключевых докладов «Пространственные решения в историческом центре города (к дискуссии о 300-летии Екатеринбурга)» выступил зав. сектором размещения производительных сил и территориального планирования ИЭ УрО РАН, доктор географических наук В.В. Литовский. Своими размышлениями на эту тему Владимир Васильевич поделился с читателями «НУ».
После того как строительство собора святой Великомученицы Екатерины в сквере в центре Екатеринбурга было приостановлено, а затем Екатеринбургская епархия отказалась строить храм на этом месте, прошло уже достаточно много времени, однако дискуссии на эту тему продолжаются. Как в связи с грядущим 300-летием города можно разрешить сложившуюся ситуацию, стоит ли «разжигать огонь» между верующими и неверующими, богатыми и бедными, отцами и детьми, неосмотрительно вторгаться в тонкие вопросы нынешней многоукладной жизни?

По-настоящему проблема будет решена, если инициаторы строительства и в целом все стороны возникшего противостояния осознают, что протесты шли не против храма, а против места его размещения, что люди — и особенно молодежь! — хотят получить свое право решать, что делать с их городом. Настоящая победа для всех наступит тогда, когда Храм — хранитель города станет истинным местом консолидации горожан, будет построен без конфронтации на радость всем, причем там, где угодно Богу, а не кому бы то ни было.
Согласно традициям, на Руси места под православные храмы выбирали возвышенные, видные издалека, чтобы они доминировали над прилегающей местностью, тем самым напоминая человеку о возвышенности духовного мира над земным мирским, не говоря уже о низменном. Места для строительства храмов «указывали» сам Господь, Богородица или кто-то из божьих угодников в видениях, во сне или знамениях. Строить храмы на воде или на низком месте у воды считали нежелательным, поскольку бытовало представление о том, что вода служит границей, которую преодолевает душа на своем пути от земного мира к загробному, что в ней поселяется душа умершего и тревожить ее не следует.
Исторически на предложенном месте в сквере храма никогда не было. Согласно первым планам Екатеринбурга Татищева и де Генина (1720-е гг.) к району нынешнего сквера примыкал пороховой погреб с оборонительными рогатками, так что вынос за крепостную стену храма в этой части исключался по элементарным причинам безопасности и нецелесообразности.
С противоположной стороны пруда напротив этого места впадала речка Мельковка, здесь постоянно происходил намыв сточных грязей и выносов. С 1817 г. в Екатеринбурге началась «золотая лихорадка». На Мельковке построили золотопромывальную фабрику, где использовалась кустарная технология извлечения золота из песков посредством растворения его в ртути в «бочках Агте», названных так по имени горного чиновника Адольфа Агте, первооткрывателя золота в Мельковке. Затем на месте фабрики появился машиностроительный завод Ятеса, а в советское время — завод «Уралтрансмаш». Позже дно реки стало свалкой бракованных деталей и сотен тонн мазута, и «оскверненная река» начала мстить городу и заводу, в дожди заливая цеха, сбрасывая в пруд многометровую жирную няшу, покрывавшую огромную территорию у плотины, которая была убрана только перед 250-летием Свердловска. Несмотря на то что речку заключили в трубу, место напротив предполагаемого храма осталось накопителем стоковой грязи, а также выгула и купания собак, что вряд ли подходит для знакового культового учреждения города.
Неудобно место и для населения, очень опасно в случае чрезвычайных обстоятельств. Ограниченное с севера и востока акваторией пруда, оно оказывается на отшибе, в области ограниченной пешеходной и транспортной доступности, насыщено административными учреждениями. Жилая зона здесь относительно невелика, поэтому микрорайонным центром по сбору прихожан храм не станет, не говоря уже о возможности удобного стяжения народа в масштабе города. В радиусе от него на расстоянии не более 800 м подобные функции успешно выполняют Храм на Крови во имя Всех Святых в Земле Российской просиявших, Большой Златоуст, Храм во имя святителя Иннокентия, Митрополита Московского, Вознесенское Архиерейское подворье, Храм во имя святителя Николая Чудотворца, Часовня в честь великой княгини Елизаветы и инокини Варвары, наконец, Часовня святой великомученицы Екатерины.
Избранное в сквере место неблагоприятно и с учетом микроклиматических особенностей города. Эта территория повышенной влажности и концентрации пронизывающих насквозь холодных масс, стекающих в зону пониженного рельефа местности. Летом в послеполуденные часы при пасмурной погоде на берегу городского пруда температура воздуха на 1,0–1,5 °С ниже, чем на площадях. Весной наблюдается та же картина. Вблизи прудов и водохранилищ воздух холоднее, поскольку весной он нагревается быстрее, чем вода. Очень заметно это в дневные часы при ясной погоде. На городских набережных из-за возникающих здесь больших температурных контрастов днем в ясную погоду скорость ветра усиливается по сравнению с Площадью 1905 года в два раза. Таким образом, неблаготворное действие влаги на строения и людей вкупе с усиленными пронизывающими ветрами в сквере и опасностями в чрезвычайных ситуациях на набережной не способствуют возведению там храма. Возможно также негативное влияние подземной трассы метро, расположенной в зоне предполагаемого строительства.
Не следует забывать и о том, что многие жители города воспитаны в атеистическом мировоззрении, что Россия — светское государство, не закрепляющее ни одну религию в качестве государственной, а потому располагать храм в районе, где сосредоточены семьи бывшей партийной и советской административной номенклатуры, рядом с Домом старых большевиков, бывшим Домом Советов (ныне Белым домом) и вторым Домом Советов, по крайней мере, неэтично. Ведь эти люди — часть нашего общества и часть нашей истории, а потому в целях сохранения единства мы должны соблюдать толерантность.
Проблему можно снять, если обратить внимание на соседствующие и ныне пустующие места, где храмы в Екатеринбурге уже ранее располагались и действительно в наибольшей степени отвечали требованиям размещения храмов и условиям наилучшего сбора в них горожан.
Во-первых, это место бывшего Кафедрального собора на нынешней площади 1905 года, где присутствие храма придало бы должный статус и действующему учреждению власти — Администрации Екатеринбурга.
Во-вторых, это место снесенного в 1960-е гг. храма Святой Анны в неиспользуемом ныне сквере напротив гостиницы «Центральная», тем более что новый храм Святой Анны для католической общины города уже построен неподалеку (ул. Гоголя, 9).
Соседство двух храмов Святой Екатерины и Святой Анны было бы символично, поскольку когда город возводился, в нем было много иностранцев и их роль была значительна, а названия храмов органично сочетают в себе не только имена святых, но и императриц Екатерины I и Анны Иоанновны.
Есть и другие варианты размещения храма, например, на оси, соединяющей исторический центр Екатеринбурга с Верх-Исетским заводом и Верх-Исетским прудом, возникшими практически одновременно. Так, размещение храма в районе Екатеринбург-сити, где ранее уже планировалось создать «Башню Екатерины» и бульвар Екатерины, позволило бы не только завершить там екатерининскую тему, но и обеспечить важному городскому центру должный функционал — заниматься бизнесом с ответственностью перед городом и его покровительницей.
Место, выбранное ближе к ул. Челюскинцев, помогло бы охватить также жилой микрорайон, расположенный по другую сторону улицы, а при обустройстве моста в районе ул. Кренкеля или ул. Юмашева — и микрорайон Заречный. Тогда, возможно, реализовалась бы давняя мечта преподавателей и студентов УрГУПСа: связать мостком их «полуостров» с «большой землей», а пойму Исети сделать демонстрационным полигоном инновационной струнно-рельсовой инфраструктуры (экономичного и экологичного надземного транспорта на опорах), что предлагали А.Э. Юницкий и его сподвижники для улучшения транспортно-логистической ситуации в городе. К 300-летнему юбилею города это еще раз позволило бы заявить о том, что Урал — не только родина первого отечественного паровоза, но и опорный край державы, а Екатеринбург — город, открытый передовым транспортным инновациям.
В связи с грядущим 300-летием города хорошо бы позаботиться не только о религиозном, но и о светском воспитании будущих продолжателей лучших традиций промышленного и научного Урала. Городу нужен современный Храм науки — Музей науки и техники, где можно было бы сконцентрировать многообразие мировых научных и технических достижений, включая достижения Урала, знаковые изделия региона, историческую научно-техническую базу УрО РАН (приборы и установки), где могли бы отдавать свои знания подрастающему поколению наши замечательные ветераны, ученые и инженеры, где логично бы замыкался круговорот жизни и все были бы по-настоящему открыты друг другу во имя будущего. Удобным местом для этого могла бы стать территория бывшего Приборостроительного завода и прежнего расположения Института геологии и геохимии УрО РАН, в радиусе полукилометра от которых сосредоточены корпуса гимназии №9, Колледжа им. Ползунова, Уральского государственного педагогического университета, Уральского федерального университета, Уральский государственный архитектурно-художественный университет и Школа архитектурно-художественного творчества, Институт моды, Институт международных связей, Аграрный университет, наконец, Литературный квартал и ряд других музеев.
Наконец, несколько слов о потенциале Городского пруда для благословения юношества в большую жизнь. Образовательной жемчужиной города стали созданные более полувека назад нашим почетным горожанином, всемирно известным писателем Владиславом Крапивиным клуб и парусная флотилия «Каравелла» имени Аркадия Гайдара. Рядом с Ельцин-центром уцелел и дом Гайдара (набережная Рабочей молодежи, 23, где в 1927 году жил писатель) — ныне исторический памятник. Было бы правильно использовать это достояние для поддержания гордости жителей за наш город. Хорошо бы предоставить «Каравелле» место в Ельцин-центре, а на набережной обустроить причалы для ее флотилии. Это бы напоминало всем, что мы — «город пяти морей», город «одного замеса» с Санкт-Петербургом. А в акватории Городского пруда, как и в Санкт-Петербурге в день выпускных экзаменов, можно было бы ежегодно устраивать праздник «Алых парусов» с красивым фейерверком во славу вечной молодости града Екатерины, на радость всем нам.
В противном случае неуклюжими действиями мы будем изгонять молодежь не только из храмов, но и из города. Нужно ли нам это?
В.В. Литовский,
доктор географических наук, зав. сектором размещения производительных сил и территориального планирования Института экономики УрО РАН
Фото на с. 7:
вверху — городской пруд в начале ХХ века, внизу — привязка проекта храма к месту сквера;
фото на этой странице:
площадка Большакова – Белинского (вверху)
и вариант привязки к ней храма Св. Екатерины.
Год: 
2019
Месяц: 
июль
Номер выпуска: 
13-14
Абсолютный номер: 
1197
Изменено 19.07.2019 - 11:55


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47